Большая Сумульта - экспедиция 2016

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Скачать для GPS для Google Earth Нитка маршрута Места
Поиск пещер в верховьях Б. Сумульты. Заброска конями, выброска по воде. https://vk.com/sumulta2016
 
Краткий рассказ

Целью экспедиции было достигнуть верховий Большой Сумульты и исследовать карстовый массив между ее притоками - Чибитом и Курутканом. 

Результаты спелеопоиска: массив от базового лагеря на пропадающем ручье Чибите (1130 н.у.м.) до вершин окрестных гор (2260 н.у.м.) сложен известняком. На плоскогорьях на высоте порядка километра над ручьем есть полья, просадки, небольшие воронки, но больших воронок и провалов пока не найдено. На высотах от 200 до 500 метров над ручьем найдено три пещеры протяженностью до 10 м и амплитудой до 8 м. При спуске с хребта найден лог с громадным количеством входов (остающихся пока необследованными). Этот лог мы назвали Логом спелеоклубов Новосибирска (каждому спелеоклубу достанется по пещере), или просто Спелео-логом. Планируем следующим летом экспедицию с вертолетной заброской. Пока обследована примерно одна трехтысячная часть скал, которые следует осмотреть.

Технические результаты: пройден авто-конно-пеше-водный маршрут. Сложность по воде до 5 к.с. На машине около 1000 км, на конях около 50 км, пешком 84 км с наведением переправ через реки, по воде 92 км. 
Валя и Аня, кроме того, прошли 8 км до машины. 
Встретили одного медведя, трех гадюк, выполнили 4 оверкиля. Вода на Большой Сумульте средняя, на Катуни повыше средней. За 14 дней экспедиции не было ни одного дня без дождя. 
Рассказ Алёны Ивановой

Итак, рассказ об этом путешествии должен начинаться с того дня, когда я узнала, что нас будет всего четверо, и я буду завхозом… И уже на следующее утро перепуганная я изо всех сил строчила меню на все четырнадцать дней нашего похода. До последнего момента я была уверена, что все улажено, но вечером перед выездом мне позвонил Артем Павлович и попросил пересчитать количество еды на человека в день. Наверное, это был самый страшный момент в подготовке к походу, потому что получилось у меня 500 грамм (должно быть не меньше 600). Было решено в Бийске заехать в магазин и докупить еды.

Выезд был назначен на семь часов утра, и, несмотря на то, что еще вечером все вещи были тщательно проверены и уложены в рюкзак, я немного опоздала. Однако, в панике прибежав в Кедр, я обнаружила в нем лишь спящего на матах Артема Павловича. Минут через пять к нам присоединился Валя, и, закончив все городские дела и подобрав Аню у ее дома, мы взяли курс на Алтай.

Пожалуй, это была моя самая длинная поездка на машине, так как ехали мы часов двенадцать с перерывом на обед и закупку продуктов. Приехав в Эдиган, мы нашли каюра Геннадия, который должен был на конях отвезти наши рюкзаки к Большой Сумульте, но, как выяснилось, он нас сопровождать не мог, и нам пообещали, что с утра подъедет некий Серега Пистолет, который и поведет нашу команду через потрясающие горы Алтая.

Отъехав на некоторое расстояние, мы расположились на первую алтайскую ночевку и, поужинав купленным в Бийске арбузом, легли спать.

Наутро нас разбудил рокот подъехавшего мотоцикла, на котором приехал тот самый Сергей. Он сразу начал уговаривать нас ехать на конях верхом. Эти уговоры нас довольно сильно удивили, так как он начал значительно понижать цены и даже предлагал сам доплатить нам (как выяснилось позже, причины у него были).

По возвращении в Эдиган нас ждали долгие переговоры уже с Геннадием о цене и количестве коней, и, когда было достигнуто некое соглашение, мы с Аней пошли готовить завтрак, а Артем Павлович и Валя остались раскладывать вещи по арчемакам (сумкам для перевозки грузов на конях).

После окончания сборов и завтрака нам вкратце объяснили, как управлять конями (никто из нас раньше на них даже не сидел), и тайком от Сергея вручили полбутылки водки, мотивируя это тем, что он скоро начнет трезветь, и надо будет дать ему выпить. После этого мы наконец отправились в путь.

Моего коня звали Амбал, и он был не настолько ленивым, как мне описывали в Эдигане, но явно имел свое мнение насчет нашей скорости, поэтому мы периодически отставали от остальной команды. Также особое поведение было у коня Ани, Ветерка, который очень любил постоять и поесть. Из-за этого мы часто находились в хвосте вместе. Седой – конь Вали – не был ленивым, но иногда казалось, что на Валины команды ему абсолютно плевать. Он шел в хорошем темпе, но если хотел стоять, то стоял. Самый послушный конь достался Артему Павловичу – Серко. Казалось, что Артем Павлович подгоняет его телепатически: чумбуром (веревкой для привязывания коней) он попадал максимум по рюкзакам, но конь уже пускался в рысь.

В этот день полностью изменилось мое представление о конях: они преодолевали в считанные минуты такие участки, на которые я взбиралась бы, наверное, часа два и с легкостью переходили реки, в том числе Малую Сумульту. К вечеру мы осознали, что если бы шли пешком, то, скорее всего, не успели бы даже начать спелеопоиск.

Заночевали мы в избушке, которую нам показал Сергей.

Пожалуй, самым примечательным событием этого утра было то, что я и Аня пошли умываться к Малой Сумульте и на обратном пути немного заблудились. Обнаружилось это благодаря нескольким очень ярким грибам, которых на пути к реке мы точно не видели. В итоге шли мы с криками, чтобы нас услышали и вывели к избушке. Однако к тому времени, как нам навстречу вышел Валя, мы уже нашли нужную тропу.

После завтрака мы вновь сели на коней. В этот день ехать было сложнее, так как чувствовался каждый шаг коня, каждая кочка через которую он перешагивал, и стало понятно, что сидеть будет больно еще долго. Однако это наездничество действительно дарит потрясающие впечатления: очень приятно и просто ехать шагом, любуясь невероятными видами, а уж когда конь пускается в рысь, можно было почувствовать себя персонажем одной из любимых книг, который скачет на верном скакуне навстречу подвигам и приключениям)

На спуске со второго перевала я увидела, наверное, самый великолепный пейзаж в своей жизни: крутой, но ровный склон, покрытый одеялом из цветов, вокруг огромные горы, а внизу уже видно такую прекрасную и манящую Большую Сумульту.

Оказавшись у свой цели, мы тут же начали подготовку ко всем дальнейшим этапам похода. Сначала передо мной выложили всю нашу еду, и я как завхоз должна была выбрать из нее то, что мы понесем в пешую часть. Тем временем Валя и Артём Павлович пошли заранее пилить рамы для катамарана.

Благодаря коням огромные травяные заросли, простиравшиеся перед нами, уже за вечер превратились в аккуратно выеденную полянку. Эту ночь мы символично провели под огромным кедром, который надежно спрятал наши вещи от ночного дождя.

Утром мы обнаружили, что Сергей, не дождавшись нашего пробуждения, оседлал коней и уехал. Итак, все ненужные в пешей части вещи мы надежно спрятали в ближайшем лесу, и, уложив все нужное в рюкзаки, отправились в наш долгий путь.

В первый день дорога представляла собой наполовину заросли травы, которые возвышались над нашими головами, а наполовину леса. Тропа была периодически перевалена небольшими бревнами, а иногда пропадала. На тот момент это казалось плохой тропой. Как же я была наивна в самом начале пути…

Остановились мы уже у реки Камги. Артем Павлович и Валя тут же отправились на поиски таинственной пещеры с белогвардейским золотом, про которую нам еще в Эдигане рассказал Геннадий. Мы с Аней тоже пытались этим зниматься, но когда Валя скрылся где-то далеко впереди, я поняла, что тут от меня толку не будет, и вернулась к нашим вещам. Вскоре ко мне присоединилась Аня. Мы нашли место для стоянки и начали разводить костер. Ну как начали… Мы очень старались, но ни ветки, ни листья, ни береста ни в какую не хотели с нами сотрудничать. За этими тщетными попытками нас и застали вернувшиеся мужчины. Очевидно, воспользовавшись какой-то своей собственной магией, огонь они быстро разожгли.

Следующее утро встретило нас очередным дождем, окончания которого мы благополучно подождали в палатке. Потом все-таки пришлось из неё вылезти и заняться утренними делами. Артём Павлович и Валя сразу после завтрака вернулись к поискам пещеры. К нам они спустились часов в двенадцать, облазив чуть ли не весь склон, но так ничего и не найдя, так что пришлось надеяться на дальнейшие открытия у реки Чибит.

Теперь нам требовалось перейти Камгу. Правда, первая попытка оказалась неудачной: мы пытались пройти стенкой (выстроившись в ряд и положив руки друг другу на плечи), но вода была слишком холодной, течение слишком сильным, а мы в таком положении шли слишком медленно, так что это не сработало. Нам пришлось найти более подходящее для переправы место, в котором Валя героически перешел на другой берег один, с веревкой, завязанной вокруг пояса. Именно держась за эту веревку реку перешли и остальные.

Тропа в этот день пропадала больше и становилась все более непроходимой. Бревна появлялись все чаще, периодически мы заходили в некие тупики из поваленных деревьев и кустов, которые заставляли нас возвращаться назад и обходить их. Хождение по камням тоже перестало быть редкостью, и на этих препятствиях нам мешал мох, который не только очень хорошо скользил под кроссовками, но и умело скрывал щели между камнями.

Именно в этот, и без того полный трудностей, день произошло одно из самых запоминающихся событий пешей части. Уже ближе к вечеру мы шли в следующем порядке: Артём Павлович, Аня, я и Валя. И тут после очередного поворота Артём Павлович неожиданно останавливается и начинает прыгать, кричать и махать руками. Такое поведение нас довольно удивило, так как пещер поблизости не предвиделось, а сходить с ума явно было еще рано. Аня тут же изо всех сил свистнула в висящий у нее на шее свисток. Повернувшись к нам, Артём Павлович сказал только одно слово: «Медведь»… И вот мы уже испуганно жжём небольшой костерок и по очереди кричим в ту сторону, куда направился наш неожиданный гость.

Когда наше первое впечатление немного отступило, Валя смело сходил в сторону, где было видно медведя, и мы смогли сделать некоторые выводы об этой встрече. Было решено, что он был ростом с Валю, стоял метрах в двадцати от нас на задних лапах и, как только Артём Павлович закричал, тут же опустился и убежал.

Как бы мы ни боялись снова на кого-нибудь наткнуться, выбора не было, надо было идти дальше. Путь мы продолжили как следует вооружившись: Артём Павлович теперь держал в руках фальшфейер, я положила в ближайший карман приличный кусок бересты и спички, а Аня решительно подобрала из нашего спешного костерка обгорелую палку. Эта часть пути до ночевки вызывала довольно смешанные чувства: мы все время покрикивали, но просто орать было скучно, и в основном крики представляли собой довольно странные фразы, а совсем вечером мы уже хором пели песни из «Бременских музыкантов», и все это слушать было бы смешно, если бы где-то там впереди не бродил медведь.

Это был один из самых долгих вечеров за весь поход. Тропа очень долго не хотела сходить к реке, и мы плелись из последних сил, пока не нашли место, где можно дотянуться до воды. Пока готовился ужин, был придуман замечательный план защиты от медведя, который включал в себя разжигание нескольких костров по периметру нашего лагеря, оттаскивание рюкзаков на двадцать метров от палатки и так далее… Ну что же, мы отнесли рюкзаки к нашему единственному костру (метра три), положили мигающий фонарик в угол палатки и заползли в нее, сразу же уснув.

Встать утром было очень сложно, еще труднее было отправиться в дальнейший путь. В конце концов мы собрались с силами и покинули нашу стоянку… Мы еще не знали, что нам предстоит в этот день.

Поначалу всё шло хорошо: тропа все так же пропадала, переваленная бревнами, к этому мы уже привыкли, но когда мы вдруг попали в густейшие заросли смородины, в глубинах которой опять же было полно поваленных и иногда полусгнивших деревьев, наш оптимизм немного поугас, а скорость упала до 500 метров в час. Зато как мы радовались, когда в обед вышли к прекрасному широкому ручью, который начинался водопадом выше по склону. Сюда же выходила утерянная нами тропа.

Наша радость оказалась преждевременной, так как отойдя на несколько метров от ручья, мы начали на каждом шагу почти по колено проваливаться в болото. В итоге через этот ручей мы переходили раза три до того, как нашли проход к Большой Сумульте, брод через которую нам теперь предстоял. Потратив некоторое время на поиск более подходящего для этого места, мы снова организовали переправу в виде веревки, точнее, как и на Камге, это сделал Валя.

Вечер подкрался незаметно, и мы заночевали прямо на том пляже, на который переправились, пройдя за этот день всего два с половиной километра. Зато следующие два дня стали просто сказкой (по крайней мере для меня и Ани).

Теперь мы направлялись к реке Чибит. Тропы, отмеченные на карте, кончились совсем, и нам оставалось только ходить по звериным тропинкам. В этот день природа сделала нам подарок: мы абсолютно случайно нашли огромную поляну вкуснейшей черники. Эта поляна сразу же была объявлена «непроходимым препятствием», и мы устроили, наверное, самый лучший привал за весь поход. Однако дорога не ждет, и в конце концов наш пир пришлось закончить.

Дойдя до Чибита и преодолев несколько крутых подъемов и спусков по склону горы, мы наконец нашли место, подходящее, чтобы стать нашим лагерем на два дня. План был такой: Валя и Артём Павлович все свободное время ищут пещеры по горам, а мы с Аней занимаемся лагерными делами. И вот уже после обеда они ушли на поиски. Мы же остались ставить палатку, собирать дрова и загорать). К вечеру исследователи вернулись, с восторгом рассказывая про два грота и одну пещеру, которые они обнаружили и убеждая нас, что мы должны сходить хотя бы в ближайший из них. Мы были не против, так что утром в горы мы пошли все вместе.

В это утро я осознала, что горные походы не для меня. Этот подъем дался мне довольно трудно. Сначала он представлял собой просто крутую тропу вверх, потом начались сыпухи, подниматься по которым получалось только держась за кусты, но чем выше мы поднимались, тем чаще попадались кусты, покрытые колючками. В общем, к гроту я приползла последняя. Зато сам грот мне понравился) Мы с Аней остались еще ненадолго, а Валя и Артём Павлович пошли дальше искать. Но далеко они не ушли: за ближайшей скалой обнаружился еще один грот, который мы с радостью посетили.

Вернувшись к лагерю, мы решили, что теперь самое время немного побатониться) Правда, в конце концов пришлось заняться некоторыми делами: осмотрев свои кроссовки, я обнаружила, что на них красуются четыре аккуратные дыры, которые требовали, чтобы их зашили. Так за шитьем и разговорами прошел почти весь день.

К вечеру мы разожгли костер и поставили рядом котлы с водой, чтобы, как только мужчины выйдут из леса, поставить готовиться ужин. Однако, природа была не на нашей стороне и решила, что сейчас самое время, чтобы включить очередной дождь, из-за которого мы спешно накрыли дрова полиэтиленом и спрятались в палатку. Лежать пришлось около часа, пока ливень не поддался нашим уговорам и не кончился.

Теперь разведение костра перестало быть такой простой задачей: собранные нами дрова, конечно, не намокли, но намокло все костровище, да и мелких веток мы набрали не много. Но наши трудности было трудно сравнить с тем, через что прошли наши искатели, которые в это время и вышли из леса. Оба были насквозь мокрые и немного пошатывались, но, кажется, это не мешало им быть счастливыми. Пока они разводили нам костер, и мы готовили ужин, была рассказана история про долгие бесплодные прогулки по горам и множество пещер, найденных только на обратном пути и поэтому оставшихся неисследованными. Уже в этот момент зародилась идея вернуться туда зимой на вертолете, чтобы продолжить поиски.

С утра нам предстояла обратная дорога к месту, где мы расстались с конями. В принципе, обратный путь немногим отличался от пути сюда, разве что заросли смородины мы нашли погуще и пообширней, так что можно сразу переходить к нашей радости, когда мы вновь увидели этот огромный кедр, у которого провели нашу вторую алтайскую ночь. Правда, в этот раз мы нашли более удобное для сбора катамаранов место: небольшой каменно-песчаный остров рядом с берегом, на который мы и выносили все вещи из нашего тайника. И вот мы уже собирались начать собирать катамараны, как на нас обрушилась настоящая буря, которую мы опять пережидали в палатке. Хорошо, что такие вспышки природной ярости случались нечасто и длились не очень долго, и через некоторое время мы уже могли приступить к постройке наших плавсредств.

Теперь можно сказать несколько слов о нашем катамаране. Мы шли на Коноре,  баллоны которого, возможно, еще ни разу не приближались друг к другу так близко во время сплава. Из-за невозможности правильно оценить размеры рам при их изготовлении наш катамаран получился очень узким, и я думаю, это одна из основных причин всех дальнейших событий.

На следующее утро мы, наконец, уложили вещи в гермомешки, надели гидры и начали этот невероятный сплав. В первый день мы планировали дойти до порога Шумы и начать его обнос. До обеда мы останавливались всего пару раз перед завалами, чтобы снизить опасность этого завала для катамарана и осознать необходимость ломать ветки лицом. На обеде над нами опять решила поиздеваться погода: как только мы сняли гидрокостюмы, так пошел дождь. С этим мы как-то смирились, но когда мы надели гидры и дождь закончился, мы начали подозревать, что погода нас не очень жалует.

Итак, сразу же после обеда мы подошли к Шумам. Сначала мы все делали по плану: пронесли рюкзаки мимо первой ступени… Наверное, это все, что совпало с первоначальным планом. Первую ступень проходили Артём Павлович и Валя на обоих катамаранах по очереди. Она заканчивалась высоким и довольно жутким сливом, больше похожим на небольшой водопад. Катамараны чалили прямо перед ним, а дальше проводили, удерживая за чалку.

Как-то опять очень неожиданно накатил вечер, и мы оставили каты на камнях после первой ступени, а сами взяли рюкзаки и полезли вдоль берега по этим огромным булыжникам к месту, где можно было бы заночевать. На самом деле, думаю, расстояние там было небольшое, но на следующий день я никак не могла поверить, что лезла через это все с тяжелым рюкзаком и в гидрокостюме.

И вот настал тот день, в который я серьезно пересмотрела свои взгляды на реки. День начался с прохода Валей и Артёмом Павловичем второй ступени без происшествий. Теперь мы должны были вернуть рюкзаки на катамараны и идти все вместе до пятой ступени, перед которой полагалось зачалиться на правый берег. И даже это у нас хорошо получилось.

Пятую ступень мы проходили со страховкой и фотографиями. Так как Валя до этого ни разу не кидал морковку, Артём Павлович вкратце ему объяснил, что надо делать, и мы отправились покорять пятую ступень. Она была выстроена так, что сначала нам нужно было отгрести совсем влево, чтобы обойти бочку, а потом совсем вправо, чтобы уйти от камней. Отгрести влево у нас получилось. И вот с этого момента всё пошло как-то не так.

Направо выгрести мы не успели, и струя прибила нас к торчащему посреди реки камню. Сначала показалось, что нас хорошо так зафиксировало струей воды с одной стороны и камнем с другой, но тут рама вдруг начала медленно, с жутким хрустом, складываться в ромб. Когда складываться стало больше некуда, нас просто смыло с этого временного насеста… конечно же, предварительно перевернув. Там, в пороге, я этого еще не осознала, но это был мой первый боевой киль. Под водой я почувствовала, что меня несколько раз ударило какой-то деревянной палкой, которую я приняла за разобравшуюся раму нашего ката, но, как оказалось позже, это было весло Артёма Павловича, которое тот выронил при киле. Когда я вынырнула, я поняла, что от ката меня оторвало, и он плывет немного впереди. И тут я почувствовала себя самым везучим человеком на Земле, потому что у катамарана размоталась чалка, и именно она спасла меня в этой ситуации, аккуратно обхватив за пояс и не дав совсем уплыть от Конора. По ней я подтянулась к раме и смогла наконец за неё ухватиться. Когда мы уже оба вылезли в раму, я вдруг поняла, что на перевернутом катамаране идти даже как-то спокойнее, потому что второй раз не кильнет и все, что мы могли сделать на тот момент – это держаться. Так нас занесло в какую-то бочку, у которой нас догнал Валя. Он честно пытался нас вытащить, но попытка провалилась, катамаран, выскочив из бочки, понес нас дальше. В какой-то момент я заметила плывущую параллельно нам пенку (мою пенку), которая позже остановилась в завале у левого берега. Перед этим самым завалом в камнях смогли заклиниться и мы.

Первое, что мы сделали - вернули катамаран в привычное ему положение, и после всего этого Артём Павлович сказал мне одну фразу, которая вызвала у меня нервный смех вперемешку с облегчением. С улыбкой, спокойным голосом, на фоне самого страшного из виденных мной порогов он сказал: «А теперь сядь на камень, успокойся, подумай о смысле жизни, я схожу за чалкой».

И все-таки просто сидеть я не стала, а начала отвязывать нашу запаску, так как весло Артёма Павловича торчало из камней выше по течению. За это время Артём Павлович не только достал чалку, но и спас из завала мою пенку.

И в этот момент я поняла, что ничего еще не закончилось, потому что нам надо было вернуться на правый берег, а впереди еще бурлила и переливалась в каких-то жутких струях вода. Что ж, я не придумала ничего лучше, чем спросить: «А мы сейчас туда пойдем?» Да, глупый вопрос…

Но это препятствие мы прошли хорошо, и на том берегу нас встретили Аня и Валя, которые почему-то сразу отказались идти в эту ступень, так что нам было нужно обвести их катамаран на чалке через все то, что мы прошли вплавь. Правда, перед этим было решено пообедать. На этом обеде был придуман новый довольно удобный способ разведения костров. Так как почти все спички по различным причинам пришли в негодность, мы поливали палки спиртом и поджигали это обнаруженным у Вали огнивом.

После обеда мы с Аней сразу пошли к нашим рюкзакам, а Валя и Артём Павлович вернулись к Артамону, которого требовалось доставить к нам. Казалось бы, что здесь может пойти не так? Однако… Я не видела этой картины, так как, задумавшись, смотрела куда-то в сторону, но Аня описывала это примерно так: Артём Павлович просто шел по камням, держа чалку в руках, но вдруг споткнулся… Катамаран весело поплыл вниз по реке, а у Артёма Павловича на лице возникло выражение ребенка, упустившего воздушный шарик...

Когда я услышала крик Ани: «Упустили!», - я совсем не поняла, о чем идет речь, но кат без пассажиров посреди реки поставил все на свои места. Я, конечно, пыталась зацепить его веслом, но он прошел слишком далеко от берега. Абсолютно ошарашенные этим неожиданным событием, мы стояли и смотрели ему вслед, не зная даже, как выразить свои чувства по этому поводу.

Действовать следовало быстро, так что Артём Павлович, как руководитель, принял решение идти шестую ступень и чалиться на правый берег около скалы, на которую мы предварительно перенесли рюкзаки. Насчет дальнейших действий были, конечно, несколько идей, например, тримаран, сделанный с помощью запасного дутика и одного из рюкзаков, но им не суждено было осуществиться (и это, пожалуй, хорошо).

Шестая ступень выглядела довольно страшно, но казалось, что в принципе мы можем её пройти. Когда мы уже стояли у катамарана, надевая каски и вооружаясь веслами, у меня в голове крутилась одна мысль: «У нас должно получиться, потому что если не получиться, то ни им, ни нам никто не поможет».

Мы отошли от берега, дошли до первой бочки, и удачная часть прохождения закончилась. Этот киль был пока что самым страшным в моей жизни. Начнем с того, что как только я оказалась под водой, на меня швырнуло Артёма Павловича вместе с его баллоном. Всё что я могла сделать – это порадоваться, что у меня есть каска. За кат я в этот раз схватилась, но через пару секунд после этого осознала, что вторая рука у меня пустая, а это значит, что моё весло уже плавает где-то неподалеку.

На раму залезть времени у нас не появилось, так что вода играла с нами, как хотела: нас несколько раз заливало с головой и хорошо так поколотило коленками по всем камням в пороге. Когда течение немного успокоилось, я вдруг поняла, что нас несет как раз мимо скалы, на которой ждут Аня и Валя. Лично мне казалось, что я все осознаю хорошо и реагирую с обычной скоростью, но Аня всё утверждает, что мы в этот момент были какие-то пришибленные. С их стороны к нам полетела морковка, но она приземлилась на раму как раз позади Артёма Павловича, и когда он повернулся и начал наматывать ее вокруг поперечины, мы уже отплыли слишком далеко, так что ее тут же вырвало из рук Артёма Павловича, и нас понесло дальше… Неизвестно куда.

Тут мы сразу увидели Артамона, который сидел на камне, явно не планируя продолжать свой путь. Правда, к нему мы подплыть не успели. Мы вообще к берегу еще не скоро смогли угрести. Когда же у нас это все-таки получилось, мы сразу пошли назад.

Как выяснилось, на правом берегу тоже без дела не сидели, так как вскоре мы увидели Валю, который начал ходить по другому берегу, держась чуть ниже нас, на случай, если мы решим переправиться. Аня в это время сидела выше по течению в лагере, который они нашли по пути к нам. Мы же дошли до камня, котором сидел катамаран, и тут Артём Павлович говорит: «Стой здесь, я сейчас доплыву до катамарана и попробую выгрести к тебе. Если у меня не получится, ничего не делай, просто спокойно возвращайся назад». Мне этот план, конечно, сразу не понравился, но ничего лучше я точно предложить не могла, так что пришлось согласиться.

Ну… Мимо меня его все-таки пронесло, но он успешно зачалился немного ниже по течению. Мы взяли запасные весла Артамона (хорошо, что их было два) и дошли на нем до нашего ката. Там мы поставили каты друг за другом и связали веревкой. На этом и переправлялись. На том берегу нас встретил Валя, который показал нам дорогу до того самого лагеря, что они нашли.

Дорога туда была похожа на нашу пешую часть, что вымотало меня окончательно, поэтому как же я была благодарна Артёму Павловичу и Вале, которые ходили за нашими рюкзаками вдвоем. В этот вечер над лагерем стояла тишина, изредка нарушаемая нашим с Артёмом Павловичем нервным смехом.

На следующий день в планах был только один порог – четверка, но перед ним нам встретилось то, что абсолютно незаслуженно оставили без названия: это был огромный слив, из которого еще и торчало бревно. Как ни странно, в этом препятствии ничего страшного не произошло, но я вдруг поняла, что после событий предыдущего дня вдруг начала бояться всего: чуть ли не в каждой бочке руки сами рвались схватиться за раму, что было совершенно не нужно, а в некоторых ситуациях вообще противопоказано.

С этого момента мы начали внимательно смотреть вперед, чтобы разведать этот самый четвёрочный порог, но когда мы его увидели, произошло самое обидное событие за весь поход. Мы хотели зачалиться на левый берег, но там был обливник, и когда мы поняли, что не успеваем дойти до берега, мы попытались отгрести обратно, что получилось не очень хорошо…

Да, нас опять кильнуло, но это был самый обидный киль из всех, через которые я прошла. Во-первых, этот камень был единственным препятствием на всю ширину реки. Во-вторых, река в этом месте была совсем не глубокой: мы просто встали на до и вышли из нее с катамараном. Но после просмотра порога обиду заглушил страх. Я вспомнила свой нынешний страх перед бочками и идти туда страшно боялась. Но выбора у меня особо и не было, так что пришлось идти. Порог прошел без приключений, что меня очень обрадовало.

Но мы же не могли на этом остановиться. Где-то после обеда мы уже совсем расслабились, зная, что серьезных порогов дальше нет, и не заметили, как один из многочисленных камней Сумульты оказался прямо перед нами. Как только я в очередной раз оказалась в воде, единственная мысль, которая пришла мне в голову была: «Да блин! Опять?» Правда, и во время этого киля все-таки возникла причина испугаться: когда я вынырнула и огляделась, я обнаружила, что нога Артёма Павловича все еще на подножке, а сам он где-то под водой. Как выяснилось позже, он просто задумался, в какую же сторону ему выныривать.

В этот раз мы перевернулись прямо на воде и пошли дальше, как будто ничего не случилось. Ну, по сравнению с предыдущим днём, ничего и не случилось.

На ночь мы остановились уже у самого впадения Сумульты в Катунь. Как только мы сняли гидры, про нас снова вспомнила природа: полил жуткий ливень и подул какой-то ураганный ветер. В этот раз палатка еще не была поставлена, так что мы поймали все летающие по пляжу каски и жилеты и пошли прятаться под деревья.

Как выяснилось, остановились мы довольно рано, и у нас в распоряжении куча времени, поэтому мы пошли гулять: залезли на ближайшую невысокую гору и смотрели на закат. Вернулись мы уже в сумерках. Мы осознавали, что это наша последняя ночь в походе, поэтому устроили себе, так сказать, праздничный ужин: сварили вкуснейшую гороховую кашу, убрали ограничения со сладкого, и Валя с Артёмом Павловичем даже ложками съели одну из лишних банок тушенки.

А на утро мы уже впали в Катунь… Она оказалась просто сказкой по сравнению с Сумультой. Катунь я полюбила сразу за ее укачивающие волны, за ее ширину и, конечно, за не такие страшные пороги. В общем, идти по ней было одним удовольствием.

Из порогов на Катуни были Каянча первая, вторая и Аюла. Каянча мне просто понравилась, и первая, и вторая, а Аюла очень понравилась. Единственная неприятность на Катуни произошла, когда мы отгребали от какой-то бочки, и вдруг я услышала справа хруст… Как оказалась, новое весло Артёма Павловича было не такое крепкое, как нам хотелось бы. Запаской было решено поменяться с Аней и Валей, так как наша запаска представляла собой раздвоенную на конце палку, на которую был надет пакет, и все это обмотано изолентой.

После всех порогов, когда мы уже шли по спокойной воде, нас полило еще одним ливнем. Интересно то, что в это время мы проходили мимо водопада, на котором отдыхали и жарили шашлыки туристы. Я помню, как очень хорошо представила нас в их глазах. Они сидят под навесом в шортах и футболках, а мы проходим мимо них на катамаранах с деревянными рамами, в жилетах и касках, насквозь мокрые, да еще и под ливнем. Интересная картинка. Но как и все, находящееся на берегах реки, эти люди вскоре скрылись за очередным поворотом.

До финиша маршрута мы дошли уже к обеду. Собственно, обед был очень неплохой: я вспомнила, какая еда у нас есть и поняла, что вариантов обеда несколько, так что я задала вопрос: «Что вы хотите?», - на что получила отличный ответ: «Шведский стол». Почему бы и нет?

После обеда Аня с Валей отправились в Эдиган за машиной, а мы с Артёмом Павловичем остались разбирать катамараны. Правда, к их возвращению мы успели еще и собрать рюкзаки и занести их на крутой берег.

Когда Валя и Аня вернулись, нам пришлось попрощаться с Катунью и сесть в машину… Собственно говоря, поход на этом закончился. Да, мы еще останавливались на мосту над Пнями, заезжали в столовую, и Валя развозил нас всех по домам, но поход кончился именно тогда, когда мы сели в машину на высоких берегах Катуни…

Но несмотря на все неприятности, несмотря на медведя, на постоянно исчезающие тропы, на вечно мокрую обувь, на четыре киля и ежедневные дожди, я считаю, что этот поход был просто невероятным, потрясающим, и впечатления от него вряд ли оставят нас всех до следующего лета)


Комментарии
Илья Ватник19.09.16, 19:40
Алена, прекрасно! 
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алтай
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 4
Ссылка:
Опубликовал Тема Ковалевский