Западная Сибирь / Ориентирование | Пешеходный туризм | Спортивный туризм
 

Весенний экстрим-марафон - 2006. Пешая 1-ка, рук. Бабий Д.П.

6 - 9 мая 2006 г.
Ледниковый период или естественный отбор. (с) Емелина Татьяна 

*** Падал лёгкий пушистый, настоящий январский снег. Толпа туристов лениво выходила из спорткомплекса НГТУ. Очередная тренировка закончилась, и мы предвкушали традиционное распитие безалкогольных напитков в Поварёшке. Я наслаждалась прохладным воздухом и мягким снегом, который медленно падал на не успевшее остыть после тренировки лицо и таял. - Таня, ты хочешь побороться за великую идею, поучаствовать в соревнованиях? - сквозь снег и апельсиновый сок в Поварёшке донёсся голос Димы. Примерно с этого всё и началось. Если бы не разомлевшее состояние, если бы не послетренировочное убеждение в том, что можешь всё, то, наверное, всё было бы совсем не так. Правая идея была бы подвергнута щепетильному изучению, тщательно разобрана на аккуратные кучки вопросов, а потом, вероятнее всего, была бы погребена под толщей разногласий, сомнений, лени и прочих врагов прогресса. Но, к счастью, всё получилось совсем иначе. *** Состав команды определился за 4 месяца до марафона. За идею боролись следующие личности подозрительных национальностей и вероисповеданий: Бабий Дима, Медведков Ваня, Толстов Кирилл и я. Такая определённость состава помогла морально подготовиться терпеть друг друга на протяжении длительного времени :), свыкнуться с мыслью, что таким вот панковским составом группы особого назначения предстоит вырвать из лап тактического противника победу. Любой ценой. И всё-таки до наступления настоящей, сухой и малоснежной весны осознание близкой кончины не приходило. Но в какой-то момент столбик ртути в термометре сделал скачок наверх, снег сжался и попрятался по злачным местам, по тёмным углам и подворотням. "Будем тренироваться" - сказали мудрый капитан Дмитрий Павлович и неугомонный Киря. "Да будет так" - без особого пионерского энтузиазма ответила я. И начались тяжёлые будни борцов за независимость. Я никогда не бегала столько, сколько во второй половине апреля и в начале мая. Каждый день, строго по часам, иногда несколько раз в сутки. По буеракам, по глине и по пересечённой местности, по железной дороге, по городу, по пляжу, по мосту через Обь, по набережной, до родного 7го учебного корпуса... Спиной вперёд, назад, на одной ноге, переставными шагами... Спать ложилась так: как штурман, на автопилоте тыкала во все кнопки компьютера, за которым проводила половину ночи, разминала гудящие ноги, падала на пол, отжималась, вставала и всем своим весом обрушивалась на ни в чём не повинную кроватку, которая при этом жалко всхлипывала и будила сестру. Близился час расплаты за все эти тяжкие испытания, тяготы и лишения. Дима делился умными мыслями, издал указ об обязательном закаливании всех членов группы будущих партизан. И вообще, каждый партизан должен уметь переплывать холодную реку, лавирую между льдинами, бегать быстрее любой лесной живности, без подручных средств перелезть по навесной переправе на противоположный берег речки, обходиться без воды столько, сколько окажется нужным, быть способным сидеть 7 часов на одном месте... И многое-многое другое. Непосредственно перед марафоном на капитана свалилась куча дел. Соответственно, другая куча дел, связанная с марафоном, легла на плечи остальных членов тайного братства психов-неформалов. Наша команда закупила самое большое число карт, потому что Дима честно предупредил, что одну он потеряет, а другую порвёт. У капитанов свои причуды. :) Раскладка у нас тоже была особая, преобладающим ингредиентом всех предусмотренных нами блюд были грибы, которые мы насобираем на месте. В ночь перед марафоном я занималась ассемблером. Ничто так не расслабляет, как написание курсовой работы перед дикими соревнованиями и возможным летальным исходом. Утром курсовик был успешно сдан на 4, частично потому, что преподу понравилось слушать страшилки про туристов. Весь день я намеревалась поспать хотя бы часок, милая сердцу кроватка манила, но я упорно игнорировала её. По исконно панковскому обычаю сборы начались во второй половине дня отъезда. Пока я раскидывала по комнате вещи, которые собиралась потом запихать в рюкзак, то с завистью смотрела на уже собранные рюкзаки Дениса и Тани, которые также шли на марафон в команде Авось. Название же нашей команды звучит не менее зловеще. Мы единогласно назвались Бабайками. Угадайте почему. :) Контрольное время истекло, народ начал сползаться к железнодорожному вокзалу. Полные сил и желания победить, радостные, шумные участники показательных выступлений камикадзе прощались с этим бешеным городом, нервными буднями, серыми улицами и желали продержаться редким и одиноким городским деревцам как можно дольше. Практически весь вагон, в котором нам выпала честь ехать, оказался забит марафонцами. Тем веселее было ехать. Мы собрались вокруг карты и стали разрабатывать нашу тактику и маршрут. К слову, у команды Авось маршрут к этому времени был не только разработан, но и нанесён на карту. Потом мы пытались поспать, но злой проводник разбудил Ульяну, а Уля разбудила нас. В Усть-Тальменке уже тусовался народ. Привычные к таким сезонным нашествиям туристов коренные жители станции не были против, когда мы расстелили на полу пенки и спальники и принялись сладко спать. Утром я поняла, что я ещё недостаточно поняла эту жизнь, потому что торопилась выползти из спальника. Киря, Ваня и Дима нежились на полу до последнего. Кто понял жизнь, тот не спешит. Когда до автобуса, который должен был довезти нас до Кордона, оставалось минут 15-20, они позволили стянуть с них спальник и стряхнуть их с пенок. Затем мы перекусили и спокойная жизнь закончилась. Ответственный за комфортное передвижение по дорогам Вова заказал 2 автобуса. С грехом пополам мы втиснулись в них вместе со своими пожитками, сложились покомпактнее и поехали. Ввиду моей патологической везучести я урвала сидячее место. Прямо над печкой :). Всю дорогу мы с соседом следили за тем, чтобы жаркое из наших с ним ног не пригорело. Изредка брызгали на них минералкой... Сидящие впереди Андрей Мамонтов и Закревская Наташа периодически принюхивались и сообщали нам о состоянии изысканного блюда. К концу поездки они решили, что жаркое всё-таки подгорело и что есть его мы будем сами. Старт был какой-то скомканный. Команды вывалились из душных салонов автобусов, повыбрасывали оттуда рюкзаки, переоделись, помесили на месте грязь... Мы ко всему прочему успели выклянчить у местной жительницы булку хлеба. :) Добрая бабушка торжественно вручила Диме хлеб и пожелала счастливого пути. И мы тронулись. Впрочем, нет тронулись мы гораздо раньше... А тогда мы просто пошли на финиш. Шли к 1КП. Впереди тропила команда Вовы, а где-то перед ними шла команда Тяжева "Доходяги", к которой я тоже имею отношение, ибо отходила в её составе два марафона, в том числе самый первый свой марафон. На первых пятистах метрах мы поняли, что не готовы к соревнованиям. Снега по колено, а мы в треках, только Ваня в сапогах. Но пришлось смириться и тропить дальше. Чудом обогнали команды Мамонта, Вовы, Дмитриенко и другие, которые шли следом. Мамонта обогнали, когда они снимали снегоступы. Забавно смотрелось: 4 партизана выпрыгивают из сугробов и, не снижая скорости, мчатся в горку, а умные мамонты провожают их грустным взглядом, стаскивая с себя снегоступы. 1КП взяли после Лёхи Тяжева, а они взяли его первыми. Потом решили идти до 2 КП, потропили по лесу. День только начинался, поэтому было время поэкспериментировать с возможными способами передвижения по сугробам. Пробовали бегом, по-пингвиньи, на коленях, на рюкзаке и на пузе. Сделали вывод, что всё гениальное просто и выбрали самый обычный пеший образ жизни. Через некоторое время заметили хвост в виде команды Нефёдова. Вежливо поздоровались и пошли дальше - на ЛЭП. По ЛЭП прошли несколько км, встретили с восторгом и бурной радостью первую на своём пути лесную живность - или барсук, или хорёк, или марсианский котик... Зверушка мирно перебегала просеку, но громовой голос Вани её оглушил. Гуманоид прижался к снегу и некоторое время прикидывался бревном, потом с удвоенной скоростью помчался к лесу. Будем считать, что контакт состоялся. :) На недолгом привале погрызли арахиса, команда в очередной раз отвернула носы от сыра. Громко кричали Нефёдову: "Вылезай, мы знаем, что ты там!" Вова не вылез, и мы пошли дальше. Добрались до пересечения ЛЭП с дорогой, чуть не расцеловали размякшую глину. Некоторое время шли по этой замечательной грязи. Киря шёл в бахилах, ноги прилипали к поверхности дороги, отрывались от неё с громким чавкающим звуком. Остальные имели в качестве обуви треки, которые к тому времени окончательно и бесповоротно промокли, и было уже не важно, насколько грязными они станут в ближайшее время... Но радовались мы не долго: скоро жидкая грязь сменилась грязью замёрзшей, а потом и вовсе пришлось месить ногами подтаявший снег. Начался Ледниковый период... Дошли до развилки: одна дорога ведёт в сторону 2 и 3 КП, другая - к 5КП. Для начала пошли к третьему. Снега по колено и выше, но идём по следам, которые проложили другие команды. Скучно, даже не смотрим на компасы. Марафон становится похожим на лошадиные скачки: кто быстрее - тот молодец. До 2КП не пошли, нужно догонять основную массу. Ваня делает первую экспериментальную модель снегоступов, связав 4 бревна средней толщины верёвкой... Снегоступы получились очень динамические, надо совершенствовать дальше, поэтому Ваня цепляет их к своему рюкзаку, и мы бежим по проторенной десятком ног тропе в сторону 5КП. Возле сворота к 5КП обнаруживаем несколько команд: Доходяги, Юнона, команду реликтового животного и ещё несколько команд, которые уже уходили. Нас угостили горячим чаем с непередаваемым запахом костра, и наша партизанская группа особого назначения разделилась на два отряда: первый в составе меня и Димы отправился брать 5КП, а второй в составе Вани и Кири остался прикрывать наш с Димой отход. Все, кто брал этот КП, шли одной дорогой, и в результате был проложен хорошо утоптанный путь. Идти легко, но смысла в таком взятии мало. Выходит, что мы плетёмся где-то в хвосте большой толпы, и у нас не остаётся выбора - надо брать те КП, что и все. Эти обстоятельства действовали угнетающе до тех пор, пока в голову капитану не пришла светлая мысль использовать тактическую уловку. С момента внедрения её в быт суровых марафонских будней жить стало веселее, только вот совсем не легче. :) После 5КП снова утаптываем без того утоптанную тропу. Начинает темнеть и холодать, но нам очень хочется догнать остальных. Дорога до ужаса однообразна, узкая колея замерзающего снежного месива прыгает перед глазами. Нацепили фонарики, идти стало ещё сложнее. После полного рабочего дня у нас нарушение координации различных степеней тяжести. Свет от фонарика охватывает ноги впереди идущего и пару дырок, в которые можно наступить. Если немного промахнулся, то, при большом везении, не упадёшь, но потратишь лишние силы и собьёшь дыхание. А если не повезёт, то в снег рухнут ещё и те, кто идёт сзади. Через некоторое время доковыляли до поляны, недалеко должен располагаться 7КП. Встретили команду Илюнчика, он погнал за КП на лыжах. Мы прошли ещё немного и решили, что ночное ориентирование стоит отложить до лучших времён. И правильно, потому что утром Дима и Ваня без проблем находят 7КП и, не дожидаясь, пока белая полоса везения сменится на чёрную полосу везения какой-нибудь другой команды, они десантировались без пайка и специального снаряжения в район 4КП. Спустя некоторое время на неведанных тропинках ими были обнаружены следы невиданных зверей. Из соображения политкорректности зверей называть не будем. :) Так вот, следы следовали причудливым маршрутом совсем не туда, куда им надлежало следовать по логике вещей. В конце концов десантный отряд протропил своими ногами практически до КП и взял его. ...На протяжении всех шести с половиной часов осиротевшая группа в составе Кири и меня грустно сидела на дороге к 6КП, что на берегу Берди, и ждали. Преданными глазами смотрели на горизонт, выискивая там знакомые силуэты. Обед был приготовлен в соответствии с расписанием, дымящийся котелок некоторое время радовал глаз, но когда костёр начал догорать, а лапша остывать, то мысли в голову стали приходить нехорошие. "Если они придут через 30 минут, то мы исполним любое их желание, если через час, то мы накормим их обедом, а если через 3 часа, то принесём их в жертву священному реликтовому животному." Но и через 3 часа никто не вернулся. Мысли стали приходить совсем уж нехорошие. А вдруг с ними что-то случилось? А если они встретили огромную поляну с грибами и не могут оторваться, пока всё не соберут? А что, если им преградил дорогу большой, злой и страшно голодный заяц?! Киря с тоски отодрал со столба-указателя доску и стал фигурно выпиливать очередную экспериментальную модель снегоступов. Потом провёл испытания, в ходе которых выяснилось, что снегоступы сваливаются с ноги уже на втором шаге. :) Поэтому снегоступ был отправлен проходить службу на кухню в качестве подставки для котелка и пакета с пряниками. Скоро мы уже не могли сидеть на месте. Немного погуляли по окрестностям, а когда вернулись, то обнаружили Ваню и Диму. Чуть обниматься не полезли :) Измученные сокомандники рассказали о такой замечательной вещи, как снежный наст, который инициализируется около 3 ночи и исчезает в 10-11 утра. По нему отлично бегается, лучше, чем по траве. Пока собирались, обнаружили в лесу рядом с дорогой 2 цепные пилы, одна вновь обрела хозяина, а другая ведёт отшельнический образ жизни. Поели, пошли дальше вниз по дороге, куда мимо нас уже пробежала целая толпа народа. Мы с Кирей сбегали за 6КП с романтичным шифром "Удод". Потом переправились по трубам через Бердь. Нам повезло, паводок ещё не был так заметен, поэтому мы всего лишь прополоскали треки, которые промокли ещё во второй половине первого дня марафона. Потом шли по роскошной сухой дороге, но детское счастье быстро кончается, так как кончается сухая дорога и начинаются поля, овраги и болота. Идём вдоль Берди, постоянно сваливаемся в овраги, поднимаемся ползём по зарослям и полям. От постоянной необходимости идти с высоким подниманием бедра болят ноги. Уже на подходе к 11КП (с противоположного берега) залезаем в болото. Немного подсохшие на поле ноги окунулись в холодную воду, вода сказала "Хлюп!" и очень не захотела выпускать ноги обратно. Фонарики уже давно не помогали. Хитрый Ваня шёл в резиновых сапогах, правда, дырявых... Уже сидя на берегу Берди и переводя дух, мы поняли, почему Дима выбрал такой тернистый путь. Ещё с 6КП он таскал фотоаппарат, а достойных кадров найти не мог. Пришлось эти кадры создавать искусственным путём. Что может быть интереснее болота, прикрытого весенним подтаявшим снежком и бредущих по этому болоту идиотов? :) Надо было идти на 11КП. А для этого надо было как-то переправиться через Бердь. А для этого надо плыть. Вот вам слабо? А Кире нет. Жутковатая была картина: вечер, костёр, 3 одетых в соответствии с погодой человека и 1 человек в купальной одежде, то есть практически без неё... И в нижней обвязке. Потом он с командной страховкой переплывает на противоположный берег, цепляет верёвку на дерево, отжимается, приседает, прыгает... Ждёт, когда верёвку натянут как следует, а потом пулей пролетает по навесной переправе, напоследок зацепив спиной ледяную воду. На наклонном участке переправы Кире помогают вылезти, отправляют его греться... Я всё это время ношусь между костром, рюкзаками и берегом с переправой. Дрова, костёр, рюкзаки, Киря, переправа, верёвка, Ваня, дрова, костёр, Киря, рюкзаки, Дима, верёвка, Ваня... Ещё немного, и я бы повторила Кирин подвиг. :) Дима с Ваней попробовали добраться до 11КП, но наста ещё не было, поэтому они вернулись в лагерь, лишь опробовав нашу переправу. Затем всё было по графику: ужин, за которым мы сгрызли по шоколадке в честь медианы марафона, и спать... На утро у штурмовой группы было запланировано взятие высот с 11 и 12 КП. В 3 утра из палатки вылезли два заспанных человека. Дима, как обычно, развёл костёр. Поставили на разморозку каменные треки, попили чай и ушли. А 2 других человека бесстыже дрыхли в палатке и даже не знали, что происходит не так далеко от них. А происходило там вот что. Дима и Ваня успешно добрались до зоны 11КП в 4.30, немного побродив в окрестностях, нашли его. Потом подумали и побежали к 12КП. В 5.30 12КП уже взято. Но разве Кирин подвиг не достоин того, чтобы благодаря ему был совершён ещё один? Утренние диверсанты подумали ещё немного и пошли на 15КП. Там встретили команду Мамонта. Радостно проскакали мимо, сообщив обалдевшей команде, что 11, 12 и 15 КП уже взяли и сейчас идут брать 10КП... Невозмутимый Мамонт в душе удивился, но вида не подал, свернул на брод. :) А тем временем Дима и Ваня, имея из личной сняряги только одну пару перчаток, полезли по навесной, которую предоставил марафонцам Нефёдов Вова. 40 метров болтаться над речкой, не имея никакой страховки - подвиг, достойный Кириного плавания в Берди. По дороге к лагерю новоиспечённые герои издеваются над встречными командами. Над Мамонтом они издеваются уже свои присутствием на одном с ним берегу, а Подгаеву Андрею с невинным видом говорят, что не помнят, когда состоится финиш... А над нами с Кирей издеваются тем, что подкрадываются со стороны поля, в то время как мы ждём их с того берега... Замечаем их раньше, чем они успевают закидать нас шапками, все рады и довольны. Поели, немного отдохнули, потыкали пальцами в карту, снова пошли. Сначала по полю, потом в овраг, потом по заросшей дороге, по снегу... Дошли до поворота к 10КП, потом до поворота к 17КП. Поворот не понравился, Ваня раскапризничался :) Пошли дальше. Вышли на поляну с дорогой до Петени-3 и до 17КП. Киря с Димой побежали его брать, но не дошли, ибо времени искать уже не было, через сутки - финиш. Пока они гоняли за КП, мы с Ваней сварили какао и отдохнули. Потом напоили вернувшихся и тронулись в путь. Возле брода долго ждали Ваню, который решил поориентироваться :) Спустя некоторое время вываливаемся на грязную, мокрую, но не снежную дорогу, бежим по ней. Треки весят килограммы, вернее, весят столько вода и куски грязи, которые прилипли к трекам. Но идётся значительно быстрее, чем по снегу. Заползли в очередную горку, на противоположном конце поля увидели Вову и Макса Азарова, помахали друг другу руками... Мы, когда размахивали конечностями, ворчали себе под нос о разных Нефёдовых, которые лишают свои команды удовольствия побегать за КПшками и поориентироваться. Тогда ещё не знали, что команда Вовы потерялась. Да и сам Вова тоже пока надеялся быстро отыскать своих. По снежной дороге дошли до свёртка к 43КП. Мы с Кирей радиально берём его, встречаем там следы кабана. Я, идущая за Кирей, видела только человеческие следы, и мы оба знали, что до нас КП брал Вова. Киря же шёл первым и заметил следы от копыт. "Это кабаньи следы" - уверенно сказал он. Что я могла думать, глядя на гуманоидные следы и думая о том, кто мог их оставить?.. Снова идём... Выходим на поле, где текут Мочег и Северный Мочег и где находится, как ни удивительно, урочище Мочег. Встретили там команду Доходяги, в который раз убедились, что название они своё не оправдывают, сколько бы ни старались. Прогулочным шагом прошлись на восток, Дима очень хотел посмотреть, как Мочег повернёт на север. Так и не увидел, бедняга, потому что мы повернули обратно и даже немного увеличили темп ходьбы. На склонах обнаружили небольшие скальные участки, появилась идея продолжить психологическое давление на потенциальных противников: устроить тренировку, навесить переправу, сомосброситься... Но зрителей было недостаточно для такого представления, капать на мозги Доходягам не хотелось, и мы пошли дальше. Заранее решили повесить на шеи одни из средств индивидуальной защиты - фонарики. Провели ревизию рюкзаков и выяснили, что Дмитрий Павлович свой прожектор потерял. Наверное, он, как и одна из найденных нами цепных пил, захотел остаться свободным. Несмотря на драматизм ситуации, параллельно со строевой подготовкой занимаюсь осмотром местности. На поле мне понравилось. После бескрайнего леса со снегом по колено, с холодными утрами и вечерами, с периодически встречающимися непролазными зарослями, дикими, а также священными реликтовыми животными... Это поле на несколько минут стало местом моей розовой мечты, мягкая просёлочная дорога не шла в сравнение ни с какими другими дорогами, отпечатанные на этой дороге копыта вызывали бурю восторга, розовые слюни и всё то, что полагается при этом... Да, давно я не была в деревне. Даже поход в совершенно необитаемые края не даёт того, что даёт неделя жизни в каком-нибудь глухом месте. Люди там, как правило, удивительные, сильные и красивые, а ещё на удивление мудрые и проницательные. В общем, Диме не дали посмотреть, как Мочег повернёт на север, а мне не дали насладиться широким полем и расцветающей над ним луной. Вместо этого по программе было запланировано перемещение на север в сторону 22КП. Командовали парадом то Дима, то Киря, то Ваня. Большей частью Киря, потому что у Димы не было фонарика, а мы с Ваней устали. Не берусь говорить, что было с главным панком, но меня колбасило по полной программе. Молодой осинник можно было обойти только по сугробу, под которым текла холодная вода. Периодически всё-таки вылезали из зарослей и хлюпали по гипотетической дороге. Это было одно из тех мест, которые я предпочитаю пореже вспоминать, а уж если вспоминать, то только для того, чтобы сказать "А я была там и осталась жива и даже в своём уме". :) Кругом снег, ноги мёрзнут, в треки заливается вода, с веток осин падает мелкий иней, и кажется, что идёт снег, а это легко могло нарушить моё хрупкое душевное равновесия. Луч от фонарика успевает осветить ветку, метко летящую в лицо, и нужно иметь невообразимо быструю реакцию, чтобы успеть уклониться. Правда, потом я уже не особо волновалась по этому поводу: выставив перед лицом блок из рук, скакала вслед за впереди идущими. Через несколько километров нам очень захотелось, чтобы место остановки оказалось местом, откуда все бегают за 22КП, и мы наконец-то остановились. Выдали Диме фару, и самые неугомонные немного поискали КП. Не нашли, но поняли, что просто не дошли пару километров до нужного места. Хорошо подумали и встали на привал поесть и отдохнуть, чтобы выйти из зомбированного состояния и бодро тропить на финиш. Время-то поджимает... Каких неимоверных усилий стоило снять с себя обувь и носки, чтобы просушить ноги. От постоянной влаги они должны были скоро прорасти... Пока грелась вода, мы немного погрели свои саженцы, носки и треки, и теперь такие же неимоверные усилия требовались, чтобы засунуть ноги обратно в мокрую и холодную обувь. Готовить ужин не было желания, поэтому ограничились одноразовой растворимой овсяной кашей и чаем с пряниками. Каша, как ни странно, оказалась вполне съедобной, с фруктами. После вкусного перекуса и паровой обработки ног захотелось поспать. Немного поспорив, мы всё-таки поставили палатку и будильник на очень раннее утро... Очевидно, какая-то из команд таскала в карманах куклы Вуду в виде нас. Потому что, когда Киря и Ваня уже влезли внутрь палатки, Дима пережил несколько не самых приятных мгновений. Для начала зацепился треком за проволоку, на которой весел котёл. Потом, логично предположив, что если долго так стоять, то трек сгорит на фиг. Поняв это, он попытался выпутаться и упал на какой-то злосчастный сучок... Чудом ничего не сломал. Какое-то время стоял, согнувшись пополам и пытался отдышаться... Ложимся спать на пару часов, потому что через пару часов должен появиться спасительный наст. Но глобальное потепление сыграло злую шутку: наст закончился. И ещё выяснилось, что до 22КП мы не дошли гораздо больше двух километров... Поэтому Ваня с Димой побежали на 22 КП, а мы с Кирей, собрав вещи, пошли их догонять. Договорились встретиться чрез 2 км, где Ваня и Дима будут нас ждать. Мы с Кирей прошли 2 км, потом 3, 4... Прошли мимо сворота на 22КП, и только потом догнали сокомандников, которые мерно драпали по дороге. Кстати о дороге. Каждая команда, прошедшая по ней, считает своим долгом заглянуть в глаза тем, кто первый протропил там... Посмотреть в глаза, пожать руку, и, может быть, и ногу. :) Наст в тени ещё пытается держаться, я иногда удерживаюсь на поверхности, но со временем снег подтаивает и наст покидает этот бренный мир до следующего ледникового периода. Пока мы мигрировали из снежной долины в солнечные районы, я успела очень мило поговорить с собой... Если говорить откровенно, то даже поуговаривать. :) Чего я только не сулила своим измождённым ногам, перетёртым сразу в нескольких местах и готовых в этих местах порваться в любой момент. Вспомнила, что финишируем мы в день Победы - 9 мая. По такому случаю спела кусок песни "Этот день победы порохом пропах..." Но мы всё шли и шли, а эта невесёлая дорога всё не кончалась и не кончалась, я пела уже другую песню. "Здесь птицы не поют, деревья не растут, и только мы плечом к плечу врастаем в землю тут..." Но вот на горизонте появился какой-то странный инородный предмет. Прямой вертикальный шест. Не разглядеть, деревянный или металлический. Если деревянный, то это просто обструганный доброжелателем ствол дерева, а если металлический, то значит, что мы всё-таки выкарабкались на грунтовую дорогу. Иду, пристально вглядываясь в шест... 20 метров, 10 метров... Металлический! Дорога!!! Чувствую себя заново родившейся, совершенно счастливой, жду, когда в поле зрения появятся остальные, поздравляю их с выходом на волю и выдаю по шоколадке. Все заслужили... :) Немного отдыхаем, сидя прямо на середине дороги и греясь на ярком солнышке. Как в другой мир попали... На снег смотреть не хочется. Сушим ноги, проветриваем треки, снимаем фонарики и идём дальше. Идём быстро, настроение боевое, хотим успеть на финиш и, если повезёт, взять какой-нибудь КП. У Димы ноги уже стёрты почти до предела, разгоняется и только потом идёт широким шагом. У остальных дела немного получше, но это не надолго... Переходим реки Суенгу и Каменку, оказываеся на малой родине главного бабайки - в Тогучинском районе. Хотим сфотаться, но я не могу извлечь из недр рюкзака фотоаппарат, он лежит на самом дне под спальником. Терять время не хочется, проходим мимо указателя. Через некоторое время встречаем мамонтёнков - членов команды Мамонта. Отдыхают... Ещё через 100 метров обнаруживаем капитана с Закревской Наташей. От Наташи получаем пренеприятнейшее известие: мы идём не туда, причём уже давно. И идём мы в посёлок Мирный. Грустно, но что поделать. Берём ноги в руки и бежим дальше в надежде найти поворот в сторону Макрушино. Поворот не находится, только какие-то жалкие снежные отростки. Димины ног уже дымятся, идём помедленнее. У меня уже тоже начинается процесс укорачивания конечностей за счёт их стачивания о дорогу. Ваня с Кирей пока умалчивают о состоянии своих ног. Делаем вынужденную остановку, устраиваем перекус. В который раз предлагаю команде сыр, но замечаю, что мои предсказания насчёт скоропортящегося продукта таки сбылись. Поэтому едим арахис с изюмом и бежим дальше. Дорога прямая, но чересчур волнистая, большие перепады высот. С горки в горку, с горки в горку... Жалко терять высоту, которую набирали со скоростью 6 км в час. Нас обогнала машина с командой Юнона. Они сошли с дистанции, опасаясь опоздать на финиш и автобус. Покормили нас конфетами, дали установку победить, сообщили, что за нами идут аж целых три команды, и уехали... А мы, вдохновлённые мыслями о скором конце всех этих мучений, об апельсиновом соке, а кроватке в Новосибирске, пошли ещё быстрее. Я бурчала себе под нос какую-то музыкальную глупость, чтобы не считать секунды, которые вяло тянулись от одного указателя до другого. Чуть раньше в разговоре на тему "куда идём дальше" мы договорились, что при встрече дороги, идущей на северо-восток или на восток, мы сворачиваем, если эта дорога более-менее езжена. После того, как мы прошли мимо Мирного, все стали пристально разглядывать все дороги, вливающиеся в грунтовую. И в какой-то момент с этой дорогой соединилось нечто очень грязное и мокрое, разве что малоснежное... Только не сюда, подумала я. По ней, наверное, всего один раз проехал какой-нибудь вездеход, да там и остался... Но большинством голосов было принято решение идти именно по ней. Пошли. По направлению можно было судить о то, куда дорога ведёт - скорее всего в Колтырак. Так мы думали, прыгая по кочкам и буеракам. У Кири отказали связки, пришлось устроить небольшой привал для оказания скорой медицинской помощи. Вышли на просёлочную дорогу, недалеко какая-то деревня. Решили, что Макрушино. По полям вылезли на другую просёлочную дорогу. Стали появляться сомнения... По нашим дерзким замыслам Ленинск-Кузнецкая трасса должна была быть как раз за полями, но её мы не увидели. Зато деревня не вдалеке вполне могла оказать ни чем иным, как Макрушино. Им она и оказалась... Ситуация: время 18.40, мы в Макрушино, до финиша ещё около 8 км, финиш закрывается в 20.00, ноги стёрты окончательно, дороги не видно, кругом вспаханные поля, совершенно безлюдно, ужасно хочется пить, а до ближайшего болота надо ещё бежать и бежать. Чертыхаемся и идём прямо через поля. Встречаем аборигена, от которого узнаём, что деревня эта - Колтырак и что трасса совсем близко... Совсем запутываемся. Вываливаемся на неплохую дорогу, на мост через речку. Я хватаю Димину кружку и набираю воды с каким-то мусором, пьём... Киря с Ваней немного отстают, Дима кричит им, что осталось 3 километра. Блаженное незнание суровой правды. :) Делаем последний рывок, забуриваемся в лес. Идём по нему около 1,5 километра и понимаем, что марафон для нас закончился в этом самом лесу. Деревня всё же называется Макрушино, а до финиша идти и идти. Ориентироваться уже не можем, самые очевидные вещи не воспринимаются. Садимся на дорогу и черпаем из лужи воду, пахнущую лягушками. Сидим минут 15 и идём обратно, неспешно и молча. А о чём можно было говорить? Когда внезапно все надежды умирают, вспоминаешь, сколько всего было сделано для победы или для достойного участия, которых не будет. Как в дремучем детстве: обещали за съедение мерзкой манной каши шоколадку, а кашу не сварили... На поле мимо жеребцов и кобыл разъезжает на матёром коне пастух. Невозмутимо интересуется, не стёрли мы ноги, раскрывает тайну: это действительно Колтырак, а нам нужно в Степногутово. Показывает дорогу и мы прощаемся. Дима пытается дозвониться до людей по ту сторону финиша, с кем-то о чём-то говорит... Я уже не пытаюсь ни во что вникать. Тоскливо до того, что хочется ругаться, реветь, но сил нет ни на что, кроме медленной ходьбы. Мы с Ваней отрываемся от Димы с Кирей и выползаем прямо на остановку в Степногутово, а через 5 минут подъезжает автобус, на котором мы должны ехать до Новосиба. Я пытаюсь узнать, а нельзя ли подождать остальных, но меня запихивают внутрь и я вижу... Диму и Кирю. :) Они сели раньше, едва успев догнать автобус. Приятно увидеть всех, кто участвовал в этом сомнительном предприятии. Хотя и грустно тоже. Как будто не было марафона, а просто мы ушли в лес и не рассчитали своих сил. Никакого удовлетворения от пережитого... Похоже, большинство участников маялись подобными мыслями, или просто устали. Ещё волновались за команды, не вышедшие ни на финиш, ни на трассу. Автобус довёз нас до Студенческой. Киря с Димой убежали вперёд, мы с Ваней ковыляли сзади, потом купили сока и какой-то еды и пошли ко мне. Спать... На следующий день был сбор по поводу пропавших команд. Началась паника, собирались подключать спасателей. В этот день нашёлся Вова, который рассказал зловещую историю их с Максом путешествия по лесу в одних анарачках и без еды. А на следующий день все нашлись... Не ходите, дети, в Африку гулять. А мы, пожалуй, всё-таки пойдём. Потому что мы - панки...


Комментарии
Peshehod14.07.09, 18:25
Икстрим 
мне понравилось это слово ;)
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Западная Сибирь
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 1
Опубликовал Дмитрий Бабий