Ергаки-2006, рук. Толстов К. А.

Идет загрузка карты ...
Тормозаковский мост – оз. Малое Буйбинское – Висячий камень (радиально) – пер. Красноярцев Восточный(н/к) – пер. Спящий Саян(1А) - оз. Лазурное – пер. Сказка(1А) – пер. Спасателей–2(1А) – вдп. Грация - пер. Спасателей–2(1А) – пер. НКТ(1А) – Стрелка – оз. Художников - вдп. Горных Духов - пик Зуб Дракона(1А) – Стрелка – оз.Большое Буйбинское – пер.Сюрприз(н/к) – пер. Подъёмный(н/к) – 631км. трассы Красноярск–Кызыл
Еграки, 7 дней на Марсе 

Ергаки-2006

Семь дней на Марсе
или
Автостопом по Галактике

День 0. 29.06.06

- Ребята, пора выходить… - сосед по плацкартному купе подёргал меня за ногу и вытянул из-под моей спины свою трость. Я с удовольствием освободила её из заточения, потому что ночь, проведённая на холодной железной палке, оказалась бессонной. Без трости спать стало куда удобнее, и я задремала… Спустя ничтожно малый промежуток времени спящее царство туристов-мазохистов посетила мама, тихо и спокойно поведала о том, что Прокопьевск уже позади, а впереди вовсю маячит Кузня, соответственно, пора бы уже и встать. С этим нельзя было не согласиться, мысль очень умная, трезвая и логичная. Однако проснуться, закрыв глаза пять минут назад, тоже было нельзя: без железной палки так приятно было валяться на твёрдой полке, бросив под голову толстовку, что никакие прочие радости жизни не заставили бы подняться с неё. Тем более это означало бы начало сумасшедшего похода… Не прёт с утра тягать рюкзаки.
В общем, мы бессовестно проспали конечную станцию и чуть не были отконвоированы в логово электропоездов. Скидали пожитки в пакеты и вывалились на перрон с тяжкими вздохами великомучеников. По путям дошли до вокзала, умылись, побрились, причесались, купили билеты до Междура. Студенческие нам в этом не помогли.
Все попытки выспаться в электричках Кузня-Междур и Междур-Бискамжа оказались тщетными, хотя мы очень старались, принимая самые различные позы, изобретая всё новые и новые комбинации с рюкзаками и тушами спящих товарищей. Чтобы совсем не соскучиться и не оголодать, вскрыли прощальный подарок Тани и Дениса, весь съели, закусив хлебом и сыром.
К тому времени, как мы добрались до Бискамжи, от утреннего тумана остались одни жалкие атавизмы, небо очень удачно выбрало себе цвет: ярко-голубой с редкими облачками. До электрички Бискамжа-Абакан ещё 2 часа. Будем ждать…
На последней электричке ехали часа 4… Извращались как могли, устраивали траверсы по сиденьям, вытаскивали затёкшие ноги в окно, ковырялись в рюкзаках в поисках чего-нибудь интересного, о чём за сутки могли позабыть…
Не покидало обманчивое ощущение, что на поездах мы путешествуем по необозримым просторам России и ближнего зарубежья уже как минимум неделю. Кочевный образ жизни стал привычным, зелёные вагончики заменили дом, семейный очаг и все удобства прогрессивной части человечества.
Заоконный мир поражал скоростью метаморфоз. Сначала был дождь, Новокузнецкие промышленные монстры, потом солнечный Кузнецкий Алатау, потом дождливый и промозглый Кузнецкий Алатау, затем Алатау остался позади, замелькали лысые сопки, плавно переходящие в абсолютно плоскую степь. В долине встречались интересные природные экземпляры: острые длинные камни, торчащие посреди поля, кустики, натыканные повсюду, куда мог дотянуться взгляд, озёра, возникающие из ниоткуда и точно так же исчезающие в никуда. Самым большим и самым легендарным оказалось озеро Хан-Куль, потому что, как известно любому уважающему себя хакасу, существует в природе одноимённая минеральная вода. Озеро диаметром около километра…
Наконец, в вагоны ввалились люди неопределённого возраста с бешеными выпученными глазами, вёдрами в руках и с платками или панамками на головах. В вёдрах одинаковые пионы. Дачники… Почти доехали.
В Абакане долго решали, как добраться до Тормозаковского моста, нашей исходной точки маршрута. Решали долго потому, что вариантов решения проблемы было предложено уйма. Целый один. А именно доехать на такси за 600 р. с туши. В результате благодаря врождённому обаянию нашего руководителя и страдающему виду его гарема водители рейсового автобуса Абакан-Кызыл согласились за 400 р. доставить нас до нужного места, усадив в проходе салона на рюкзаки.
По дороге удивлялись самой этой дороге, видами за окнами и сервису на трассе. Несколько раз останавливались возле придорожных кафе, столовых и туалетов, а ехать всего 4 часа…
В пути решили перекусить плавленым сыром, купленным в славном городе Абакане, который успел занять особое место в наших сердцах… Сыр пах так, что пассажиры стали крутиться на местах, принюхиваться и спрашивать у соседей, кто везёт трупа… Вкус у сыра был под стать запаху, но прежде чем это понять, я и Ксюха успели умять по половине бутерброда. Плеваться в автобусе было бы откровенным хамством, поэтому гадкий сыр мы обильно залили соком и заели шпротами.
В одном из населённых пунктов купили ведро, так как котёл был торжественно забыт в Новосибе. Почётной дояркой была назначена я, и поэтому ведро было вручено в мои руки.
По темноте ехали медленно, успевали рассмотреть обрывы слева и кучи снега справа… У всех проносились мысли «Мама, куда ж мы едем?»… Кругом открывались типичные марсианские пейзажи. Марсианские потому, что никто толком не знал, как оно все должно выглядеть на самом деле, и на Ергаках не бывал даже проездом.
До Тормозаковского моста доехали к 11 ночи. Идти, не зная, куда идём и что нас там ждёт ночью тёмной, засыпая на ходу и ежесекундно встряхиваясь, очень не хотелось, поэтому на дороге рядом со стоянкой и свалкой досок и брёвен была установлена палатка, и мы завалились спать, краем уха слушая, как по тенту барабанят капли дождя.

День 1. 30.06.06

Ночью шёл дождь, всё вокруг мигом погрузилось в вязкую грязь, став гигантским высокогорным болотом, местные жители которого оказались изголодавшимися людоедами и кровопийцами.
Встали около 7 утра, собрались, пошли до озера Радужного, до висячего камня. Спустя 5 км совершенно случайно добрались до них, промокшие до нитки, голодные, но счастливые. Долго совершенствовались в искусстве разжигания костра под дождём, в тумане и в луже… Инженерная мысль победила разбушевавшуюся стихию, костёр мы развели на очень удобном пне. Приготовили первый в этом походе обед, употребили его и задумались над своим ближайшим будущим. Киря с тоской поглядывал на Висячий Камень и спрашивал каждые 5 минут: «Ну что, пойдём или нет?» В результате, конечно, мы туда поперлись. Но вовсе не как герои – в обход, а прямо в лоб, по куруму. Панки не герои, да…
На вершину хребта забрались уже накрытые облаком. Обзор резко сократился до нескольких десятков метров. Пошли по перевалу к камню. Впечатляло… Камень висит буквально ни на чём. Глядя на него, задумываешься о марсианах… Кажется, что это моментальное фото, что вот сейчас этот будильник для Спящего Саяна обрушится вниз на мирно дремлющих в палатках туристов. Мы даже просчитали, сколько раз эта махина перевернётся в воздухе, пока не встретится с землёй. Парами потолкали камень, даже ногами. Без толку, он даже не шелохнулся. Не особо расстроившись, мы пошли дальше по перевалу, прошли пару безымянных вершин, вдоволь налюбовались видом и пошли обратно. Облако к тому времени было уже нагло спёрто у Саяна ветром, спускаться можно было в том же месте, где и поднимались, ибо стало видно, куда наступаешь…
На обратном пути забрали найденный под особенно крупным куском скалы котелок, будет третьим, но совершенно не лишним кухонным инструментом в походе. В обратной последовательности преодолели все предгорные препятствия в виде курума, речки и встреченных туристов. Снова развели потухший костёр, долго кипятили воду для чая, чувак из соседней группы всячески этому способствовал, а взамен попросил поделиться палкой для кострища, когда мы закончим трапезу. Скоро чай был готов и залит внутрь вместе с различными вкусностями.
В этот замечательный солнечный и жаркий июньский день мы вскрыли подарок Тёмы, на который была примотана записка «Вскрыть в последний солнечный день июня». Интрига оставалась до самого открытия – это оказался томатный сок.
Но время шло, и скоро оно пришло к выводу, что пора идти дальше. Мы немного промахнулись, когда искали нк-шный перевал, который должен был вывести нас к перевалу Волосы Саяна (1А). В итоге куда-то мы всё же вылезли и пошли траверсом склона на свой первый категорийный перевал. Снег и курум чередовались с горной каменной тропинкой, жидкой растительностью и подсыхающими скользкими лужами. Голова уставала оттого, что приходилось вертеть ею во все стороны, потрясающие виды отвлекали от тропинки.
Солнце всё быстрее и быстрее закатывалось за горы, комары совсем обнаглели, предвкушая пир, а мы предвкушали вершину.
Довольно скоро мы до неё добрались, выхватили фотики и стали снимать всё, что попадало в объектив. Мы с Улей чудом совершили восхождение на торчащий из вершины валун. На нём практически не было зацепок, но его шершавость помогла цепляться треками и всем своим телом, если лезть лёжа. Впрочем, там только лёжа лезть и можно было. В это время наш руковод сквозь зубы матерился и судорожно пытался придумать, как нас оттуда снимать, куда класть и что врать родным и близким…
А потом Киря устроил то, к чему так долго готовился и чего не миновать ни одному путешаственнику в своё первое восхождение на категорийный перевал – посвящение в туристы. Для этого он каждого пнул грязным треком, дал откусить нежного детского крема и заесть его свежей бумажкой от шоколадки, а потом йодом написал на лбу букву «Т». Туристы!
Съев мороженое со снегом и сгущёнкой, а так же по кусочку шоколадки, мы стали спускаться к озеру Лазурное. Честное слово новоявленного туриста, спускаться сложнее, чем подниматься. Отвесы под ногами завораживающе красивы, когда на тебе обвязка повышенной прочности, и когда есть надёжная страховка. А когда идёшь по узкой тропинке, и рюкзак кренит в разные стороны, то резко начинаешь сожалеть о том, что не написал завещание перед походом.
Но мы благополучно дошли по снежнику до озера и встали на ночь на чудесной двухкомнатной стоянке с кухней и санузлом.

День 2. 1.07.06

В честь первого дня июля утро нас порадовало тёплым и подозрительно ласковым солнышком. Дежурили Ксюша с Кирей. Дежурили долго, с толком, с расстановкой, с плясками, шутками и прибаутками. Мы с Ульяной валялись в палатке, традиционно плевали в потолок, шаманских танцев трудящихся не видели, но частые всплески истерического смеха способствовали получению полной картины происходящего.
Плотно позавтракав и допив Тёмин подарок, стали собираться в путь. Пока усеивали поляну вещами, мимо прошла группа из двух человек: девушка и парень. Обмахиваясь пушистыми пихтовыми ветками, они на пару минут остановились поболтать, но лютые крылатые нетопыри не дали стоять на месте, и они побежали дальше.
К тому времени, как большая часть поляны была очищена от наших пожитков, погода стала резко портиться. Солнышко скрылось за в миг налетевшими тучами, подул прохладный ветер. Шорты, которые мы собрались надеть, были погребены под толщей спальников, котлов и прочего хлама…
К моменту выхода со стоянки начался мелкий дождик. Идти по лесу в дождь мало того, что сложно, так ещё и противно. Мокрые ветки хлещут по лицу, листья и хвоя прилипают к коже, сухие облетающие с пихт иголки залезают под рюкзак и втыкаются в спину… А дождь уже плавно переходил в град. На горизонте виднелся перевал Сказка (1А), и гадкие аборигены, марсиане, старались изо всех своих нечеловеческих сил превратить этот короткий переход от озера до перевала в незабываемый, сказочный, романтичный круиз.
Наконец, подошли к подножию перевала. Дует ветер, немного моросит. Сняли рюкзаки и сразу же пожалели о содеянном. Рюкзак – это не только мешок с вещами, балласт, который мешает идти, тянет вниз. Это ещё и отменная грелка. Без неё нас стало колбасить, лихорадочно трясти. Ксюха и я сняли майки, выжали их. Как это ни странно, но без маек было значительно теплее, от ветра спины мгновенно высохли, а вот майки замёрзли… Но надевать грелку на голое тело неэтично, и, выдохнув, мы вновь напялили майки на себя.
На Сказку поднялись довольно быстро. На вершину перевала ведёт неплохо утоптанная тропинка, слегка посыпанная камнями. Некоторое время она вьётся мимо курума и кустарника, а потом проходит по мху и, наконец, выводит на седло перевала. Мы с Кирей ждём Улю с Ксюшей, снова начинается проклятый моросильник, невдалеке громыхает, периодически небо стреляет молниями. Ветер загоняет в расщелины, холодно… Уле хуже всех, анарачки у неё нет.
Схомячили шоколадку, зуб на зуб плохо попадал, но прожевали вкуснятину все. Под зловещее громыхание начали спускаться… И на прощание небо озвучило офигенно мощный удар молнии, так, что мы ощутили дрожь то ли камня, то ли ног…
Спускались экстремально, по снегу, спиной к вершине перевала, проезжая поочерёдно на каждой ноге по метру, иногда выбирались на курум, и продолжали цирк там. Настроение было самое боевое, даже слишком. Сказки всегда заканчиваются хорошо… На очередном снежнике Киря решил погеройствовать. Хотя, вероятнее всего, это были первые симптомы одной из разновидностей горной болезни – панковства или попросту дури. Наш храбрый руководитель сел на рюкзак, сунул ноги в лямки, чтобы ненароком не слететь на пути вниз, и поехал… Позже он уверял, что сам не понял, зачем он это сделал. Но нас-то не проведёшь. Уклон склона составлял около 30-35 градусов, снег больше напоминал жёсткий фирн… Ну как можно устоять?! В общем, не доехав до скального участка склона метров 10, Киря стал кувыркаться вместе с рюкзаком. И кувыркался он до тех пор, пока не налетел на камень. Даже когда он встал и стал потирать ушибленное место, мы всё ещё не могли привести в порядок свои речевые аппараты. Три разинутых рта, хватающие воздух, выпученные замершие глаза, съехавшие куда-то банданы и кепки, застрявшие в горлах крики… Красавицы.
Оправились от шока мы одновременно с Кирей. Однако не до конца, как видно. Повторять подвиг командира здравый смысл не велел, но почему бы не скинуть один рюкзак? Сказано – сделано, мой рюкзак в накидке, потому очень скользкий, летит вниз, набирая скорость в считанные секунды, и норовит впечатать Кирю в камень, от которого он только что отлепился. Но Кирилл так просто не сдаётся. Встав на траектории полёта бешеного скоростного рюкзака в позе бравого тореадора, он всё-таки умудрился отбить удар. Ценой подбитого глаза… На дне моего рюкзака лежало ведро.
Под перевалом видим озеро, тоже Сказка. В центре озера, во льдах, возвышается здоровенный валун. Красиво. Идём дальше до перевала Спасателей-2 (1А). Первое время ничего особенного на дороге не валяется, затем начинаются странности. Так как дорога наша пролегает по лесному участку в низине, то хлюпаем мы по воде. Вскоре выходим на курум в лесу, или это уже был лес в куруме?.. В общем, это не имеет значения, суть в том, что мы бились в истерике, рыдали в голос, материли крылатую нечисть, больно били её еловыми ветками. Потому что траверс по склону от горы Перевалочная и перевала НКТ (1А) до перевала Спасателей-2 буквально высосал из нас все силы. На карте это место обозначено как открытая местность. Однако местность над временем не властна, и склоны гор заросли пихтой, кедром, редкими осинами и ёлками. Многочисленные ручьи и каменные лбы тоже не приносили радости измотавшимся путникам.
Замечательные виды открывались на гору Каменная Крепость, она была как раз напротив склона, по которому мы шли.
Через некоторое время решили идти траверсом с небольшим набором высоты. Жить стало проще, жить стало веселее. Скорость немного возросла, но поднимать голову не хотелось, потому что пугала высота горки, на которую нужно было лезть. Сплошь усыпанный курумом склон упирался в облака, так нам казалось. Но что делать, жить-то хочется. И мы пошли вверх.
Долгий, нудный, до отвращения противный подъём закончился минут через 30 падением на рюкзак и заслуженным отдыхом на вершине 1899 м. Перевалом и не пахнет, но для очистки совести Уля некоторое время исследует склон по ту сторону перевала. Безопасного склона не находит, и ямы решаем спуститься чуть пониже и встать на ночь.
Место можно назвать удачным, если не принимать во внимание таких вещей, как отсутствие воды в радиусе 500 метром, ветер со всех сторон, тучи комаров и оводов… Поставили палатку, Киря пошёл искать нужный перевал, а Ксюха и я – за водой. Ульяна искала дрова. В результате воду мы нашли, спустившись на 500 метров (линейно), там же помыли головы и насобирали дров. Впрочем, ужин в виде офигительно сладкой геркулесовой каши мы всё равно готовили на горелке. До перевала Киря не дошёл, но издалека видел, завтра пойдём брать штурмом.
Тучи снова стали сгущаться, вот-вот должен был начаться традиционный вечерний дождь, возможно, с грозой. Мы загрузились в проинсталлированную палатку, но спать не спешили. Анекдотов на сегодня уже хватило, поэтому принялись вспоминать страшные истории. Предводитель рассказал свой вариант истории про Чёрного альпиниста, после чего все по очереди отрубились. А за бортом капал дождь.

День 3. 2.07.06

Ергаки постоянны в своём непостоянстве. Каждое утро начинается с дежурства двух выбранных анонимным голосованием дурней. О том, что мы дурни, мы поняли ещё вчера. Ничто так не прочищает мозги, как немотивированное влезание на вершину по куруму, осмотр долины с водопадами и осознание того, что спуститься с этой вершины можно только в обратном направлении… Перевал Спасателей-2 в поле зрения не попал…
В этот момент истины мы также поняли, что всю зиму, или даже больше, нас готовили именно к этому. Нас – это группу дурней для заброски в особо интересные места. Окончательно убедились в своём предназначении после того, как единогласно порешили установить палатку на уже упомянутой вершине, более того, на выпирающей её части, на скалке – стенке, похожей на ту, где мудрая обезьяна пугает львят в мультфильме «Король-Лев». На этом мысль не остановилась, пошла дальше. Мы сделали усилие, подумали и решили ставить флаг Альпиндустрии рядом со своей палаткой. А ввиду того, что для палатки мы выбираем самые замечательные, самые злачные и труднодоступные места, большинство наших походов будет оплачено Альпиндустрией…
…Вернёмся к нашим дурням. Дурни были злые и невыспавшиеся. Вернее, невыспавшиеся, и оттого злые. Спали на каменном склоне, периодически просыпаясь в низу палатки. Подтягивались обратно, тщетно пытались устроиться поудобнее и делали вид, что засыпаем.
Утром дежурили мы с Улей. Ульяна первым делом схватила ведро и побежала к ближайшему снежнику за снегом. Я извлекла горелку и стала морально готовиться к приготовлению завтрака.
Приготовили лапшу с чаем. Свистком, добытым мной из баночки с мыльными пузырями, разбудили двух спящих красавцев. Сразу после завтрака подползли синие тучки. Мохнатые, тёмные, тяжёлые. Начался мелкиё и противный дождь. Мы приняли это за предлог для безнаказанного валяния в палатке, но дождик, слегка посбивав настырных ненасытных кровопийц, закончился, и доблестный предводитель дурней скомандовал «Вперёд!» Где это самое «вперёд», мы знали очень приблизительно, поэтому штурман Киря, скорее всего, разговаривал с собой.
Довольно долго шли траверсом, обходя горку, за которой должен был быть перевал Спасателей-2. Медленно теряли высоту, подошли сначала к одной вершине, напоминающей седло перевала, затем к другой… Перевалом оказалось место, совершенно не подходящее под определение перевала 1А. Сняв прошлогоднюю записку и засунув до востребования свою, сделали первый шаг вниз… По ту сторону хребта перевал очень даже соответствовал своей сложности: сплошь заросший гибкими деревьями, кустарником, жарками, какой-то колючей растительностью и прочей радостью. Но если бы не эта радость, то наша уверенность в себе изрядно бы поколебалась. Местами склон превращался в скальные отвесы, и радость играла роль страховки. С горем пополам и с Божьей помощью мы спустились вниз и на слёте дурней решили идти до водопада Грация. С высоты парашютного полёта водопад выглядит, как полурастаявшая сосулька: белая и мокрая, не очень большая и холодная.
Сделав подвиг, мы добрались до подножия водопада, миную преграды из проваливающегося снежника, ветвящихся ручейков, бурелома, курума и далее по списку. Вблизи водопад и впрямь смотрится необычайно красиво и изящно. Одна сплошная грация… Из расщелины сильными и упругими потоками летят две струи сверкающей воды, как две ленты в обрамлении белесых кружев – холодной освежающей дымки. Солнце проглядывает между соснами на вершине сопки радом с водопадом, и взгляд от этого зрелища отвести трудно. Но надо. До водопада Богатырь не пошли, скорее всего, он похож на Грацию, только немного побольше.
Далее на повестке дня стоял вопрос об обратном пути. В смысле, не возвращаться или нет, а каким именно образом возвращаться. По древнепанковским традициям мы не стали искать лёгких путей. Жадно покосились сна скалу, поросшую ёлочками, но жалкие остатки здравого смысла провели нас немного дальше по склону и остановили возле кулуара с чахлым ручейком посередине. Забравшись свободным лазаньем до середины кулуара, мы были вынуждены проделать этот нелёгкий путь в обратном направлении, потому что здравый смысл Кири собрался силами и решил не провоцировать падение туловищ на землю. В результате мы поднимались там же, где и спускались. Точно так же, с грехом пополам и с Божьей помощью.
Что касается меня, то я умирала на этом подъёме раза 3. Странная вещь. Ползёшь и чувствуешь: вот сейчас я не выдержу и умру. Но не умираешь и медленно, на четырёх конечностях, ползёшь вверх. Спустя некоторое время становится совсем плохо, и думаешь: ну вот, сейчас я точно умру, уже пора. Но снова не умирается. И вот сил нет совсем, ползёшь на корточках, иногда подтягиваешься на лианообразных деревьях… Уже и глаза закатил, и руки собрался сложить нужным образом, но вдруг открывается самый чудесный вид в мире: конец подъёма. Из последних сил, прижимаясь уже всем своим телом к склону, забираешься на вершину и падаешь… А потом наедаешься снега, и снова можно жить. Но впереди ещё был траверс горки, за которой нас ждали палатка и обед. Но и этот подвиг оказался нам по силам.
После небольшого отдыха и обеда, после валяния на разложенных на просушку спальниках мы двинулись дальше, вернее, в обратную сторону, к перевалу НКТ (1А). Воспоминания о том жутком, леденящем душу траверсе по курумному лесу (или лесному куруму) были ещё слишком живы, и поэтому мы немного дружно поныли. Но руковод своей железной ногой указал направление, и мы попёрлись траверсировать склон. Пошли повыше, чем вчера, чтобы разные злые и лохматые ёлки не омрачали нашего мирного существования. Пройдя мимо Каменного замка, мы всё-таки спустились ниже, так как идти дальше на прежнем уровне стало невозможно: очень мешали скальные лбы, буераки и буреломы….
По зелёнке добрались до подножия перевала НКТ, не долго думая, двинули на него. Забрались на полочку в самом начале курумной осыпи и сдулись. Уже 21.00, а перевал выглядит внушительно, тем более, спуск ожидается сказочный (то есть такой, как на перевале Сказка). В общем, на этой полке мы и встали на ночёвку. Ничего горячего или хотя бы тёплого готовить не стали, но возможность поэкспериментировать и поизвращаться не упустили. Богатая фантазия Ксюши на основе детища фантазии Ульяны сотворила удивительное и даже очень вкусное освежающее произведение кулинарного искусства: лимонное мороженое. Полкружки снега, немного холодной воды, столовая ложка перекрученного лимона, 2 ложки сахара и 2 ложки сухого молока. Пальчики оближешь и откусишь.
Поставили палатку, горстями поели аскорбинок. Вставило. Пойду ещё достану…

День 4. 3.07.06

Вчера дипломированный синоптик Киря предсказал полное отсутствие сегодня ночью и утром дождя и ветра. В отместку за такую наглость горы всю ночь бились в истерике, плакали и поливали нас слезами. Правда, вскоре немного успокоились и решили подсушить палатку порывистым ветром. Тем не менее ночью было жарко, спали в открытой палатке сверху на спальниках. Под утро Уля с Кирей замёрзли, но спальников, которых в состёгнутом состоянии хватает на четверых, в этот раз не хватило. Поэтому они поочерёдно перетягивали спальники на себя. Тепло и комфортно, если принимать в счёт камней под спиной, было только нам с Ксюхой.
Утром дежурили Киря с Ксюшей. Завтрак состоял из бутерброда из слайса с сыром и растворимого какао.
Как и вчера, после завтрака полагалось залезть в палатку и переждать дождик.
Провалявшись там около часа, стали медленно выходить из состояния анабиоза. Киря осторожно и вопросительно потыкал пальцем в Ксюшу и Улю, однако никакого ощутимого действия это не возымело. Ульяна промычала что-то маловразумительное, не открывая глаз указала направление, в котором Кире следовало искать свой пакет. Постепенно ширина наших глаз достигла своего обычного значения, и мы стали собираться штурмовать перевал НКТ. Переложили рюкзаки, Ульяну возмутило предложение немного разгрузить её…
Минут за 30 добрались до тура на вершине, спускаться не хотелось. Мы ловили момент, когда отсутствовали и оводы, и комары. Забытое чувство полного и абсолютного счастья.
Но бесконечно сидеть на перевале тоже почему-то не хотелось, к тому же записка была написана, все горки вокруг перефотаны, шоколадка съедена, а значит, делать здесь больше нечего… Спуск занял около 15 минут, затем мы прошли по долине, обнаружили несколько стоянок, но решили встать на Стрелке, то есть переть нужно было вниз по ручью до пересечения троп разных психов, то есть туристов…
Прошли мимо четырёх водопадов, видели только два из них, потому что Киря хотел есть и мчался на всех парах.
Речку перед нашей стоянкой переходили двумя группами по 1 и 3 человека. Ксюша, Киря и я стенкой перешли в более-менее неглубоком месте, а Уля чуть ниже по течению переправилась по свалке брёвен.
Встали на полуднёвку, наелись и постирали часть вещей. В принудительном порядке помыли Кире голову. Пока мы с Ксюхой его отвлекали, Уля налила львиную долю шампуня руководу на затылок. Теперь Кире ничего не оставалось, кроме как смыть его в речке. Картина маслом: Киря с каменным лицом плетётся к реке, а за ним гуськом идут 3 счастливые до нельзя девушки, переполненные гордостью за содеянное. Гарем на выгуле.
Дальше было закаливание, обливание речной водой, оздоровительный бег и в заключение моё падение на песок и мелкие камни.
Долго травили анекдоты, байки, обсуждали основные философские проблемы, то есть девушек и Вову. От нечего делать устроили досрочный Новый год. И ёлки, и снег, и дед Мороз были рядом. Праздничных костюмов не было, но зато был йод и ватные палочки, которыми я, Уля и Ксюша разрисовали лица после торжественного сжигания накопившегося за несколько дней мусора и установления ёлки на поляне рядом с костром.
Киря резко и с головой ушёл в себя. Думает, что делать с походом. Ходим мы бодро, и весь запланированный маршрут пройдём слишком быстро…
Пошёл дождь, мы переползли в палатку, после чего зарядил нехилый ливень. Собираемся спать, если расколбашенные Ксюша и Киря успокоятся. На завтра запланирован пик Зуб Дракона и, если успеем, переход до Избы Мечта. Ждём завтра.

День 5. 4.07.06

Вне палатки всё мокрое, в том числе и дрова. Видимо, завтрак будет нескоро…
Совершить утренний моцион, мы с Улей решили-таки вскрыть тент и выпасть наружу, откуда доносились голоса бобра и черепашки. Разжигание костра, особенно по утрам, даётся нам с трудом, однако Ксюшина изобретательность пошла завтраку на пользу. Они с Кирей сделали из бинта фитиль, сунули его в банку из-под сайры и залили подсолнечным маслом. Через несколько минут был небольшой костерок.
Позавтракали кулинарным кошмаром: супом из риса, гречки, суповой приправы и сала. Пошли в очередную радиалку на пик Зуб Дракона. Погода по такому торжественному случаю стала вновь портиться, из-за перевала вылезли отвратительно пухлые тучки. Дождь накрыл нас на тропинке, ведущей к Избе Мечта. Накрыл он и ещё две группы туристов, встреченных нами на тропинке. Одна из групп угостила нас вкусными конфетами, мы, девушки, тут же стали жаловаться, что Киря нас конфетами совсем не кормит. Чуваки сочувственно покивали, и мы попрощались с ними.
Через неопределённое количество квантов времени дошли до Избы Мечта и озера Художников. Киря смущённо буркнул «А это неучтёнка», и мы пошли смотреть перевал Парабола и водопад Горных Духов, которые были запланированы на другой день. Водопад красивый, мощнее, чем Грация. Но у Грации более изящное падение воды на землю…
Вылезли по водопаду к озеру Горных Духов, пошли траверсом по верху в обратном направлении к Зубу Дракона. Изрядно помучались, пока не выпали на широкий водосток и каменные лбы. Весь подъём думала о том, что после Зуба нас уже на Ергаках мало что впечатлит в этом походе, и придётся валить домой… Под конец подъёма мысли, большие и маленькие, выветрились из головы, мерное шагание вверх было сродни тиканью часов: если привыкнуть, то даже не замечаешь.
На Зубе офигенно красиво. Куда ни смотри – везде горы. Горы разные. Разной высоты, формы, цвета. Ергаки – рай для математиков, там можно встретить идеальную параболу, параллельные прямые и даже кривые изолинии… На кончике Зуба мы обнаружили несколько замечательных лужиц с водой, формой напоминающих лапы дракона. Сервис, однако…
Записки в туре не обнаружили, но нашли пустую банку. Написали свою записку, засунули в пакетик из-под Улиных салфеток, добавили Улин чай в пакетике и мой колокольчик, который мне подарили в 11 классе на Новый год…
Схомячили белую шоколадку, по конфете Рондо и Тюнса, которыми нас спонсировала Ульяна, пошли обратно по снежному коридору, после которого начинается плавный спуск до курума, а потом перед носом встаёт стена леса, и спуск становится достаточно крутым.
Спускались мы примерно столько же, сколько поднимались, разве что устали меньше. Упали на тропинку, ведущую прямо к нашей стоянке. Через некоторое время показалась наша палатка… Ура. В полном молчании сняли треки, посидели… Всё-таки устали.
Помыли головы, теперь жизнь продолжается. Сидим возле костра, ждём, когда закипит вода в ведре. Замёрзли, как полярники… Есть женская часть населения стоянки не хочет, поэтому на ужин у нас кисель. Киря не выдержал и доел утренний суп. Бедняжка.

День 6. 5.07.06

Проснулись поздно, вставать не торопились. Растягиваем поход. Занятие бессмысленное, но людям нравится.
С костром привычные проблемы. Я попробовала побыть костровым, но горела только бумага, иногда ещё сухие щепки. Мокрые щепки, ветки и хвоя только слегка обугливались, но огня не давали. Надо мной поглумились и отправили погулять. Гулять я пошла в палатку, потому что там нет комаров, там не глумятся и кормят сухарями. :)
После завтрака пошли до озера Большое Буйбинское. Топать до него 10 км, на карте обозначена тропа, но тропа шла по лесу и куруму, поэтому на короткую оздоровительную пробежку лёгким бегом мы не рассчитывали. Наши ожидания оправдались даже в большей мере, чем мы могли предположить, когда мы свернули к Ледяным водопадам и пёрлись вверх с рюкзаками по бурелому и сильно разветвлённой сети ручейков. По планам идти туда мы должны были или без рюкзаков, или же вообще не должны были идти. Тропа периодически терялась, временами мы ломились мимо неё. В остальное время шли по тропе, преодолевая препятствия в виде поваленных стволов деревьев, выступающих гигантских корней, ручьёв, напрочь заболоченных мест, курума… Словом, тропой это может назвать только человек с буйной фантазией…
Километры давались с большим трудом. Сделав пару глотков воды на очередном привале, мы напивались. Но только ступали на тропу, делали пару шагов по крутому куруму вперемешку с глиной, землёй и водой, снова начинало хотеться пить.
Когда до озера оставалось совсем немного, полтора километра, у всех стали сдавать нервы. Водоёму начали присваивать громкие, но совершенно непристойные названия… Но подъём закончился, и сквозь пихты заблестела поверхность озера. Преодолев болото, мы вышли на стоянку, где и остались на ночь.
В очередной раз полезли в воду мыться. Все, кроме Ульяны, окунулись в ледяное озеро, Ксюха даже с эффектным падением спиной вперёд.
Одновременно с тем, как мы залезли в палатку, началась гроза. Впрочем, спать это уже не мешало… Но тем не менее почему-то не спалось. Болела шея, и не выдержав, я принялась нащупывать, что с ней происходит. Нащупала и стала теребить Улю. Она тоже опознала клеща… Общими усилиями эту мерзость отковыряли и умертвили, после чего вся палатка моментально уснула.

День 7. 6.07.06

Снова встали поздно. Последним из палатки выполз Киря. Щурясь и хмурясь, он молча прошествовал мимо нас, развязанные шнурки кроссовок волочились по земле. Остановился в десяти шагах от костра, почесал затылок, скорчил недовольную мину разбуженного в выходной день человека, вернулся и так же молча уселся на пенек у костра. Мы долго не могли остановиться смеяться…
Предполагалось, что сегодня последний день похода, и в наших интересах было постараться, чтобы это предположение оказалось верным, так как оставшаяся часть маршрута не представляла особого интереса. Медленный набор высоты, 2 перевала н/к, оба представляют собой затяжные подъёмы по лесу и густой траве. На карте была показана конная тропа, значит, перевалы достаточно простые. После второго перевала спуск до самой трассы, где мы надеялись сесть на автобус до Абакана.
Вышли в 13.30, быстро втянулись в почти марафонский темп, мчались мимо озера, мимо болота, невысоких горок, полей, лугов, речки, ручьёв… Это был единственный день, когда мы были осчастливлены хорошей туристской тропой. Пусть с болотами, но в последний день мокрые хлюпающие треки не беспокоят.
Перед первым перевалом встретили группу туристов-рыболовов, пообщались, узнали, что тропа дальше становится ещё лучше, и, что самое главное, идём мы правильно. Вскоре показался перевал… Совсем маленький, забрались по тропе минут за 5. Вскрыли Юрин подарок: шоколадные конфеты «Мой костёр» и растворимый кофе. :) Встретили ещё одну группу туристов из Томского клуба «Такт». 12 человек, идут в 1ку. Поговорили и с ними. Узнав, что мы планируем к вечеру выйти на трассу, руководитель запнулся на полуслове, покачал головой и пожелал удачи так, как будто мы собрались возвращаться по своим следам в Тормозаковский мост.
Второй перевал – это долгий, гнусный, отвратительно затяжной подъём по тропинке через лес, берёзы, кедры, пихты. На вершине доели сухофрукты, впервые за два дня искренне посмеялись и стали спускаться к седлу перевала. Можно сказать, что на этом поход и закончился, потому что нам предстояло всего лишь потерять 500 метров высоты, после чего все благи опостылевшей цивилизации станут вновь доступны для нас. Но всё оказалось совсем не так.
Люблю последние километры. Вспоминается весь поход, во всех подробностях. Исподтишка кидаем взгляды друг на друга, стараемся запечатлеть на долгую память как можно больше. Последние километры… Не важно, сколько их было. Главное, как их пройти.
На голом энтузиазме добежали до трассы, точнее, до моста через речку. Я чисто из пропагандистских побуждений обнялась с бортиком моста, после чего мы с Улей и Ксюхой пошли мыться в ручье. Как обычно, без происшествий не обошлось, я вновь обнаружила после беглого осмотра своего покоцанного тела клеща… Так что в течение всего омовения я так и не сумела настроиться на душеспасительный лад, мечтая поскорее расстаться с навязчивым насекомым. Наконец, все вымылись и постирались, клеща удалили и сожгли на инквизиторском костре за ужином, выпили по кружечке ароматного киселя, схомячили две банки сайры и упаковали рюкзаки. Вышли на трассу и стали пытаться поймать машину, которая бы могла нас подвести до Абакана. Долгое время пустынная дорога наводила на грустные размышления о плотности населения в этом отдалённом уголке нашей страны… Но когда начало темнеть, перед нами остановился во всей своей красе Камаз, согласившийся подвезти двух членов нашей группы. Ими стали Ксюша и Уля, а мы с Кирей продолжили посиделки на обочине. Надежда остановить машину не умирала, каждый раз, когда из-за поворота выскакивало что-нибудь на четырёх колёсах, Киря вскакивал и махал рукой. Однако нам не везло. Становилось холодно, мы напялили куртки и нахохлились. На горизонте стали видны частые всполохи, шла гроза… Цивилизация стала казаться такой же далёкой и недосягаемой, как в середине похода. Но мы поддерживали умную беседу, чтобы не уснуть. И вот, наконец-то, показался автобус, и он остановился… Водилы оказались старыми знакомыми, везли нас в противоположную сторону до Тормозаковского Моста. Мы распластались на мягких сиденьях и задремали…
На вокзале, подождав минут 20 и даже не успев всерьёз забеспокоиться, встретили Ксюшу с Ульяной. Добрый камазист довёз их прямо до вокзала, а по пути ещё и достопримечательности показал.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Западная Сибирь
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 2 пеш
Опубликовала Татьяна Емелина