Казахстан / Спортивный туризм | Горный туризм
 

Горная марафонская единичка. Казахстан-Киргизия 2007

19 - 24 июля 2007 г.

Горная марафонская единичка. Казахстан-Киргизия 2007

Идет загрузка карты ...
Алматы - пер. Большой Талгарский - пер. Туристов (1А) - оз. БОльшое Алматинское - пер. Озёрный - р. Чон-Кемин - пер. Кокайрык (1А) - оз. Иссуккуль
Алмата - Иссыккуль 

Заилийский Алатау – Иссык-Куль 2007

Вокруг Алматы за 8 дней

На большой горе ничего не растет,
зато с нее хорошо видно.
/М.Пришвин/


Действующие лица:
Ан Ульяна – руковод
Тибейкина Марина – летописец
Михайловский Гена – реммастер
Хон Женя - наш мозг
Хегай Стас – телохранитель
Бовадулин Стас – фотограф
Емелина Таня – фотограф, хронометрист


День 1й. 19.08.07

Главное – это сила воли. Потому что без неё никуда. Наш руковод, кстати, считает точно так же, иначе вряд ли он стал бы так долго держать группу в полном неведении по поводу даты и способа выхода на маршрут. Двое суток мы тренировали каждый свою силу воли, пользуясь фактором неизвестности и элементом неожиданности в качестве спортивных снарядов, а на все вопросы получали однозначный и категоричный ответ «Поживём – увидим». Обычно после этого руковод добавлял, немного подумав: «Я пока сама не знаю.» И, хотя мы не сидели всё это время без дела, время тянулось как прошлогодняя жвачка, и каждый час, проведённый в городе, считался за три. Особенно остро это ощущалось на всевозможных базарах, которых мы посетили преогромное число, подготавливаясь к походу. Горы на горизонте дразнили, жажда приключений звала идти к ним, и чем скорее – тем лучше. Для окружающих…
Но утром, этим чудесным утром 19 августа, Ульяна определилась со временем отправления, и мы, даже не веря в это, мгновенно собрали все свои скромные пожитки, так что рюкзаки было сложно закрыть, и утром частью группы поехали до Медеу на автобусе. Ехали трое: я, Марина и Гена, то есть новосибирцы. От Медеу мы должны были дойти до горнолыжного курорта Чимбулак, где нам предлагалось найти какое-нибудь уютное местечко в тени и выспаться в ожидании второй части группы во главе с руководом.
Около 9.40 мы добрались до Медеу. Двери автобуса открылись, из салона повалили клубы пара, вслед за ними стали выбираться красные вспотевшие пассажиры. Приятный ветерок вернул нас к жизни, и мы стали разглядывать окрестности. К нам тут же подошла связка туристов, и в процессе непродолжительного общения мы узнали, что они маскирующиеся под туземцев челябинцы, уже вышедшие из похода и потому имеющие шоколадный цвет кожи. При прощании с ними нам показалось очень подозрительным то, как они нас проводили: проникновенно пожелали удачи и перекрестили. Списав это на негативное влияние ультрафиолета на их непокрытые головы, мы двинулись по направлению к Чимбулаку. Вверх шла асфальтированная дорога. По ней до знаменитых ступенек на смотровую площадку просто взлетели. Жажда активных действий гнала нещадно, и мы ей с удовольствием подчинялись. Ступеньки потребовали немного больше усилий, но и они не угасили жажды новых впечатлений. Считали ступеньки все, но закончить этот скрупулёзный труд удалось только Марине.
Наверху степенно прогуливались туристы, отдыхали запыхавшиеся после трудного подъема автомобили, аборигены сидели на лавочках в сени посаженных чьей-то заботливой рукой елей… Мы скинули рюкзаки и рассредоточились по окрестностям с фотоаппаратами в руках. Когда всё стоящее было запечатлено в памяти фотоаппаратов и мы вдоволь налюбовались на скованную горками долину и белками на горизонте, пора было двигаться дальше.
А дальше была чудесная дорога с раскалённым асфальтом и почти постоянным уклоном 12%. Этот серпантин нас порядком утомил, расстояние измеряли в верблюдах: бортик у дороги был разделён на равные прямоугольники, и на каждом было изображение сюрреалистического двугорбого животного в духе Дали… Остановки делались всё чаще и чаще по мере приближения к заветному горнолыжному курорту. Лёгкие и опорно-двигательный аппарат каждые 100-50 м возмущённо посылали тревожные сигналы забывшему про всё мозгу, и мы падали либо на лавочки, либо на что придётся. Обычно приходилось на асфальт.
И вот, волшебная цифра - 700м до Чимбулака, уже видны домики и пока что недосягаемая канатная дорога. Доходим всё-таки до касс, затем ищем уютное место, где будем дыхнуть беспробудным сном до встречи с остальными. Первая стадия поиска выглядела довольно забавно, мы стояли на небольшом возвышении недалеко от входа в местный отель, и на наших лицах проявлялись вся гамма чувств. Вокруг не было ни единого дерева, которое бы не росло на крутом склоне или на участке турбазы… Ближайшая более-менее комфортабельная полянка виднелась уже под канатной дорогой, и преодолеть этот путь мы уже были не в силах. В растерянности мы сбросали рюкзаки в кучу, и тут началась вторая стадия поиска. Немного побегав по близлежащим стройкам, мы обнаружили достаточно тихое место в одном из закоулков. Несколько метров горизонтальной поверхности поделили по справедливости и, перекусив, уснули.
Пробуждение случилось за час до контрольного срока, назначенного Ульяной. Не торопясь, собрались и подошли к кассам ровно в срок. Расположились на лавочке и благосклонно смотрели, как дети оккупируют качели напротив нас… Так прошёл час, а затем ещё 30 минут. Лишь когда мы потеряли надежду вновь увидеть наших друзей, они приехали на машине. Мы поторопились купить билеты на первый пролёт канатной дороги и в быстром порядке расселись в обнимку с рюкзаками по своим местам. Подобно местным крупным крылатым хищникам мы совершили ленивый, неспешный полёт и оказались на первой промежуточной станции. В предвкушении следующего полёта доковыляли до ближайшего места скопления сидений канатной дороги, но обслуживающий персонал вежливо, но настойчиво объяснил нам, что время вышло и они закрываются. Для порядка поспорив с ними, группа тяжело вздохнула, сделала попытку смотреть на всё с оптимизмом, не особо в этом преуспела и попёрлась вперёд и вверх.
10 шагов – полёт нормальный. 15 шагов – полёт нормальный… 50 шагов – пора совершать вынужденную посадку. Отдых учащается, но горы на горизонте всё-таки вырастают. Впереди полочка. На полочке – второй пролёт. Сердце выскакивает уже даже не из груди, а отовсюду. Делаем вираж и падаем рядом с посадочной станцией канатной дороги. Щедрый руковод объявляет «Перекус!», и сразу несколько усталых, но радостных голосов кричат победное «Ура!». Стасик достаёт приготовленные мамой руковода плюшки, и тут случается самое настоящее обыкновенное чудо. К нам подходит представитель обслуживающего персонала и предлагает доехать до верха. Мы не могли ему отказать.
На верху было холодно. Дул ветер, да и вообще было достаточно свежо. Первое, что видит прибывший сюда человек – поднимающуюся над перевалом горную гряду, справа от неё – снежник. Прямо на перевале стоит автомобильный знак «стоп», рядом стол и лавочки. Перевал зовётся большим Талгарским.
Спуск не очень крутой, первые несколько десятков метров склон травянистый, затем идём по сыпухе, затем опять по тропе, траверсируя склон. На перевале малый Талгарский ни тура, ни записки не обнаружили, поэтому, минуя акт составление записки, стали сваливаться по тропе вниз, к реке левой Талгарке. Сваливались около часа, и окончательно приземлились уже затемно.
Разбросали вещи, отправили Стаса за водой, и спустя 30 минут хватились его… Ещё через 20 минут нашли и больше не пускали гулять. Приготовили на буржуйский ужин рагу, подкрепились им на ночь и легли спать.



День 2й. 20.08.07

Должность дежурных в нашей дружной цирковой труппе сегодня утром заняли Ульяна и Гена. Остальные, вместо того, чтобы спать лишние 30 минут, повскакивали с нагретых мест и начали совершать утренний моцион, организовывать кипиш, по мере сил, возможностей и желания помогать дежурным.
Пока мы сортировали вещи из одной общей кучи по более мелким кучкам, мимо прошла группа челябинцев… Я уже не удивлялась этому, но выдвинула гипотезу, что самая многочисленная нация на нашей планете – это не китайцы, а челябинцы.
Позавтракав и закончив сборы, двинулись вверх по левой Талгарке. Сначала шли по натоптанной тропе с разметкой в виде туров, так что ориентирование не являло собой сверхсложной задачи. Тропа большей частью проходила через редкий лес, на пути с завидным постоянством встречались хорошо оборудованные стоянки. Погода радовала ярким солнышком сквозь изредка забредающие на него тучки, несильным свежим ветерком и ясным небом на горизонте. Всё способствовало тому, чтобы мы нагнали график движения, опаздывать на пол дня в самом начале похода – плохой тон…
Постепенно гильзообразных ёлочек становилось всё меньше, стало больше попадаться сухих сгоревших стволов. Наконец, лес практически заканчивается, и мы выходим на курумное поле, испещрённое множеством пересохших ручьев. По мелким камням идёт слабо выраженная тропа, отмеченная неизменными турами, правда, очень маленьких размеров. Тропа выводит нас к прижиму и ведёт в обход по горке и спускается вниз, к Солнечной поляне. Там река разливается на множество рукавов. Вода в одних практически белая от чрезмерно высокого содержания глины и ила, в других – нежно-голубая, как густая гуашь, в третьих – почти прозрачная, так как из-за медленного течения воды нежелательные примеси успевают оседать на дно. Нас больше всего интересовал третий вид, и, к счастью, именно такая вода текла ближе всего к нам. Слегка сладковатый вкус холодной воды способствовал быстрому поднятию жизненного тонуса, поэтому, немного передохнув, мы поспешили дальше в сторону перевала Туристов.
Преодолев ещё несколько километров, дошли до развилки троп. Встретили идущую навстречу группу длиною в жизнь… Если здороваться с каждым, то легко можно опоздать ещё на пол дня.
Пока отстающая часть группы догоняет убежавших вперёд, мы организовываем обед. Повышенная облачность и ветер загоняют нас под массивный булыжник, где мы натягиваем тент и раскидываем вещи. На нашу с Женей долю выпало приготовление картошки бп, вернее, от нас требовалось довести её до пригодности к употреблению, то есть просто залить кипятком и посолить… Такому халявному дежурству можно только позавидовть.
Когда все собрались вместе возле импровизированной кухни, вода в котелке уже дымилась, а мелкие пузырьки на его стенках предвещали скорое закипание. Нам оставалось лишь набраться терпения и ждать. Впрочем, это никого не напрягало… Поэтому все зарылись в тёплые пуховки или спальники и уставились на кухонный тент в ожидании чуда.
Вскоре группа уже уплетала картошку, собиралась к выходу, сворачивала полевую кухню. После обеда нам предстояло начать подниматься на перевал, поэтому, взяв ноги в руки, группа пошла на взлёт. Первое время подъём некрутой, по тропе идётся хорошо. Низкая сухая трава позволяет отклоняться от тропы и идти своим маршрутом, если так пожелает рассудок. Каждые метров 200 воздух из лёгких куда-то девается, и приходится некоторое время стоять, опершись на телескопический палочки. На запланированном большом привале, дожидаясь группу, греемся с Мариной, надев одну пуховку на двоих, и с тоской смотрим на ручеёк, журчащий под нами. Наконец, не выдержав и выпросив кружку у Марины, спускаюсь за водой. Вернувшись и вновь согревшись, потягиваем из кружки ледяную воду… Жизнь прекрасна. По одному к месту привала подходят остальные, делают по глотку воды и падают на рюкзаки. Стас Хегай спускается к воде, чтобы вновь наполнить кружку.
Затем траверсом с лёгким набором высоты выходим к небольшой пологости, по которой бежит ручей. Солнце прячется за скальными пёрышками на хребте, и становится холоднее, пора искать место под палатки. Но пологость мы уже миновали, и приходится штурмовать очередной взлёт. Стасу Бовадулину не здоровится, и это решающий фактор в выборе окончательной на сегодня стоянки. Преодолев подъём, встаём на небольшой плоский пятачок прямо возле ручья. У всех семи организмов наблюдаются явные признаки недовольства высотой, поэтому ужин проходит очень тихо и довольно быстро, всем хочется поскорее забраться в спальник и уснуть. И только никак не желающий закипать компот держит самых терпеливых под открытым звёздным небом. Когда он наконец достиг нужной консистенции, мы поняли, что ждали не зря, всех сразу как-то отпустило, и тишина была нарушены несколькими голосами. Вдоволь напившись компота, мы присоединились к уже засыпающим товарищам.



День 3й. 21.08.07

А наутро выпал снег… Ещё ночью, сквозь сон, слышно было, как снежные хлопья царапают тент от палатки, как облепляют его и засыпают всё вокруг. Поэтому когда рассвету уже пора было начинаться, в недрах палаток было всё так же темно. Но будильник настойчиво требовал внимания, пришлось успокоить его и тормошить спящих… Выбираться наружу, навстречу преждевременной зиме, не хочется, поэтому тянем время, подчёркнуто неспешно натягивая пуховку и флисовые уши…
Снег слегка поскрипывает под неразмявшимися негнущимися ногами, промёрзшая трава шуршит от прикосновений. Под тентом кухни уже вовсю орудует Ульяна, народ постепенно выползает из палаток. Собираем раскиданные вокруг вещи, выковыриваем из-под снега грязную посуду, кое-как моем её к завтраку. Вскрываем подарок Ксюши – две маленькие баночки джема. На подарке написано «Вскрыть после дождя или когад всё достанет». Решаем, что после снега тоже можно вскрыть.
Тут солнце не выдерживает и выглядывает из-за плотных синих туч, освещая всё вокруг, начинает греть по-летнему… Снег, налетевший за ночь, тут же съёживается и вскоре совсем исчезает. На радостях мы всё-таки решаемся умыться и почистить зубы, а затем быстро собираемся и выходим.
Воткнув в уши наушники от плеера, ухожу вперёд за уже спешащим на перевал Стасом. Близость первого категорийного в этом походе перевала заставляет двигаться быстрее, спортивный азарт прибавляет сил, а героические мелодии в ушах способствуют поднятию боевого духа. Идём по бескрайним полям сыпухи, по частым локальным спускам и подъёмам – до ледника Туристов, до последнего взлёта. Мимо пролетает вертолёт, проносится над нами и через наш перевал улетает дальше. Машем ему руками, фотаем этого вестника цивилизации. Проведённая ревизия показала, что около 40% участников не имеют при себе солнечных очков. Кто-то просто забыл, я и Гена потеряли. Ульяна выдаёт мне одни из своих очков и мы идём.
Подъём по снежнику занял около 20-25 минут. Лёгкими зигзагами добрались до верха, на гребне в лицо ударил холодный ветер, бросив в лицо горсть колючего снега. Позёмка то и дело проносилась мимо нас, окутывая на мгновение белесой дымкой. Холодно… Первым делом идём к туру, из маленького металлического тубуса вытаскиваем записку и прилагающуюся к ней конфетку. Ждём руковода, пишем свою записку и вместе с уже другой сладостью запихиваем обратно в тубус. Новая сладость оказалось слишком крупногабаритной и никак не желала залезать в отверстие, но волевая рука руковода раздражённо хлопнула по кусочку «Киндер-шоколада», и он всё-таки оказался внутри тубуса. В это время я уже осматривала будущий полигон для фотосессии. В рюкзаке у меня лежало вечернее платье, купленное несколько лет назад по случаю выпусконого, и теперь оно ждало своего часа, чтобы быть надетым и сфотанным на леднике перевала Туристов. Ульяна взять платье забыла, но не растерялась и решила обмотаться Марининой шалью, изобразив местную амазонку.
Процесс переодевания запомнился больше, чем сама фотосессия… Чтобы надеть платье, надо снять с себя практически всё. А, во-первых, здесь не было ни подходящего камушка, ни тем более кустика, и, во-вторых, это то же самое, что ухнуть с разбега в полынью. Дыхание перехватывает мгновенно и не отпускает до тех пор, пока не переоденешься обратно. Совершив обряд перевоплощения, мы в скоростном режиме развоплотились обратно и облегчённо выдохнули… Постепенно жизнь возвращалась в наши промёрзшие насквозь тела, и пора было уже посвящать в туристы часть нашей группы. Им повезло, из посвящали в туристы на леднике Туристов на перевале Туристов… Произнеся торжественную речь, Ульяна скормила Жене, Стасам и Марине шедевр нашего кулинарного извращения: сушёную рыбу с зубной пастой. Затем каждый был пнут треком, а на лбу у всех красовались традиционные «Т». Гена от участия в этой процедуре отказался, сообщив всем, что он эту гадость есть не будет и вообще, он уже не маленький. Все посвящённые при торжественном закрытии сезона посвящений были одарены разнообразными вкусностями и отпущены с миром выплёвывать не дожёванную рыбу.
Сделав на прощание несколько групповых фоток и поиграв в снежки, мы стали спускаться к теплу. Спуск шёл сначала по сыпухе, затем по леднику. После двух привалов было решено, что все, кто может, мчатся вперёд до брода на грунтовке, готовят обед и ждут всех остальных. Дорога, по которой в результате побежали Стас, Женя и я, начиналась из ниоткуда и шла до пересечения с обозначенной на карте дорогой. До нужного брода идти около 40-50 минут, и надо поторопиться, чтобы успеть вскипятить воду… А так как тент остался у Стасика, нам предстояло попрактиковаться в строительстве надёжных каменных стен для нежных горелок.
Как и планировалось, мы добрались до брода за 40 минут. Ещё минут 10 было потрачено на брод. Стасу очень не понравилась перспектива намочить ноги по колено в реке, и он извилистым, но сухим путём, несколько раз перепрыгивая бурлящую воду, перебрался на целевой берег. Мы с Женей, не особо раздумывая, разулись и перешли вброд. После 40 минут бега по камням и твёрдой грунтовке холодная вода для ног – лучшее лекарство или, по крайней мере, профилактика.
Последующие минут 40 мы занимались приготовлением обеда, разгуливанием по близлежащим просторам, подсчётом пролетающих мимо мух и созерцанием шагающих по дороге путников. Первой до брода добралась Марина, она долго ходила по противоположному берегу, потом поднялась немного выше по течению в поисках лучшего места для переправы. Так что из вида мы её временно потеряли и сосредоточили внимание на остальных приближающихся. Вот Гена тоже идёт вброд… Минут через 15 отсутствие Марины всё-таки стало тревожить. Пройдя по нашему берегу несколько десятков метров, я обнаружила её практически на прежнем месте. Показав жестами, где лучше перейти, мы вернулись к нужному броду, помогли Марине преодолеть это водное препятствие. Следом перешли реку Ульяна со Стасиком.
Подогрев чай, пообедали, и на десерт получили от Ульяны сообщение о том, что здесь же и заночуем. А на большое Алматинское озеро радиально пойдут оставшиеся в живых, то есть 4 человека: Женя, Стас, Марина и я. Сборы заняли не много времени, мы залепили ноги пластырем, распихали по карманам стратегические вкусности, договорились о времени, когда нас ждать и когда спасать. Целями этого вечернего развлекательного мероприятия было сфотать озеро для отчёта, насобирать дров для костра и поискать грибов для ужина, чтобы завтра веселее шлось…
Восемь километров спуска пролетели незаметно, переправа через реку тоже прошла успешно, озеро мы нафотали с дороги, чтобы не спускать. На обратной дороге через редколесье насобирали немного дров, а затем вновь вышли на грунтовку и пошли вверх к стоянке. Недалеко от брода обнаружили мемориальную табличку о погибшем в этих местах руководе. Мы с Мариной пришли, уложившись в отведённое время, уставшие и холодные. Тут же залезли в палатки и блаженно растянулись на спальниках… Для ускорения процесса согревания я устроилась на кухне под тентом, где была настоящая парилка, конденсат проливался дождём с тента обратно на землю. Через некоторое время вернулись Женя со Стасом, с дровами в руках и такие же холодные и голодные. Неутолимый голод заставлял Стаса методично ходить вокруг кухни и систематически заглядывать под тент, интересуясь готовностью ужина. На ужин планировался плов, но плов – это чисто условное обозначение нашего блюда, ингредиентами которого были рис, тушёнка, приправа и очень много воды… Но голодные фантазии преобразовали данное блюдо к ароматному плову с барбарисом и аппетитными кусочками настоящего мяса, а не бесформенных кусков сомнительной тушёнки.
Пока мы утоляли свой первобытный голод, за спинами нашей группы падали звёзды. Я сидела лицом к Большой Медведице, и справа от неё небо как будто прохудилось, и сквозь дыру сыпались метеоры… Полюбовавшись, но ничего не загадав, я поведала людям о чудесах природы, но звёзд больше не падало.
Вылив в кружку остатки уже холодного чая и кинув туда таблетку шипучего аспирина, залезаю в палатку… Спать…


День 4й. 22.08.07

Как говорил Лихтенберг, «сегодня я позволил солнцу встать раньше, чем я». Чтобы проснуться, недостаточно просто подняться со спальника и выбраться из палатки. Надо ещё как минимум некоторое время спать. Как обычно, встали с первыми виртуальными петухами. Небо ясное, солнышко светит ярко, лёгкий ветерок… Мы с Ульяной дежурим. Когда завтрак был почти готов, громкий голос руковода попросил всех выйти из сумрака и начать собирать палатки. Группа нехотя стала покидать палатки, умываться и готовиться к завтраку.
На сегодня у нас запланирован один некатегорийный перевал Озёрный, затем глобальный спуск к реке Чон-Кемин, по котрой проходит граница между Казахстаном и Киргизией. Первые шаги на подъёме давались с трудом, голова гудела, а глаза слипались. Безумно хотелось сладкого, не хватало традиционных походных витаминов вроде аскорбиновой кислоты. На вершине перевала вскрыли подарок Тани и Дениса – мармелад, нугу и жвачку… Как раз то, чего не хватало. Полакомившись мармеладом, отправились дальше.
Спуск даётся легко, широкими шагами летим вниз, срезаем, где можно. Поход немного напоминает марафон: радиалки, бег с рюкзаками… По серпантинной дороге спускаемся вниз, к р. Чон-Кемин, переправляемся до моста и встаём на обед. Вскоре идиллическую картину нашего бардака нарушили пограничники, страстно желающие пообщаться с нами. Женя со Стасом вновь переправляются на тот берег вместе со всеми нашими документами. Регистрации у нас нет. Ситуация интересная… Ждём наших послов с новостями. Ждём долго. Вот они попрощались, пограничники залезли обратно в машину и уехали, а послы пошли бродить реку в неположенном месте. Вот их смывает, мы подрываемся и бежим к ним, они выныривают, вылезают… Документы промокли, немногочисленные ранения… Когда суета немного утихла, мы всё-таки пообедали и пошли дальше. Мост, на котором мы раскидали вещи, кем-то давно был разломан, перебраться с него на большую землю достаточно сложно. Сначала перелез Гена, затем к нему переправились все рюкзаки, а после рюкзаков и все участники похода.
Последующие 15 километров по дороге в поле вновь напомни о марафонах. Пограничники нас сильно задержали, поэтому приходилось навёрстывать упущенное время. К тому же солнце садилось, резко холодало, да и спать хотелось… Два брода по дороге заставляли морщиться, разуваться, бродить, снова обуваться и мчаться дальше. Вскоре наступили сумерки, мы уже подумывали о том, чтобы достать фонарики, но внезапно поняли, что почти пришли. Буквально через несколько минут впереди послышалась речка, и дорога повернула на юг. Не мудрствуя лукаво, поставили палатки прямо на дороге. Дежурить поручили Марине и Стасику. Я, Ульяна и Гена в ожидании ужина уснули в палатке, кое-как завернувшись в спальники и пуховки. Нас разбудили с предложением отведать наивкуснейшей гречки и киселя, но встать было очень сложно. В результате я отведала только киселя, Ульяне кружку засунули в палатку, а Гена так и продрых до утра…


День 5й. 23.08.07

Сегодня первым петухам пришлось долго кукарекать над ухом, прежде чем мы соизволили встать. Окончательный подъём состоялся в 7.30, в 8 мы уже понемногу собирались. На завтрак был предложен солёный геркулес. Привыкнув к тому, что он как правило готовится сладким, я удивилась, попробовав дымящуюся кашу и поняла, почему на завтрак был выдан сыр…
Намазываем на себя толстый слой крема для загара, разравниваем и втираем его, надеваем уже совсем лёгкие рюкзаки и идём на последний в этом походе перевал. Идётся легко, плавный подъём не отнимает много сил. Погода жаждет сделать путь на перевал запоминающимся и богатым на яркие впечатления и от избытка чувств постепенно портится, на горизонте показываются тучки, видны косые струи дождя. Каждые 40 минут останавливаемся отдохнуть. Дорога серпантинная, поэтому периодически срезаем петли. На сыпухе это сделать значительно сложнее, чем на травянистом склоне, поэтому со временем срезы стали более редким явлениям, чем в начале пути.
Делаем обед на стекающем сверху ручье, потому что больше воды не встретим до самого верха, а обед нужен. Обстановка разлагающая, всем лень куда-то идти, отдыхаем, насаждаясь видами вокруг. Собрав силу воли, предлагаю всё-таки двигаться дальше, в ответ недовольное ворчание, но всё-таки начинаем собираться. Снова плеер в уши, альпенштоки в руки, и по дороге вверх…
Серпантин стал ещё более ярко выраженным, петли растягивались на 500 метров, но срезать было куда сложнее. Обидно: по прямой километр, а по дороге – все пять. Над перевалом вспыхивают молнии, гремит гром, пухлые тяжёлые тучи кружат на одном месте. Но сзади догоняет чистое небо, поэтому мы не сильно расстраиваемся по поводу грозного вида перевала. И правильно делаем, через некоторое время тучи рассеиваются, над перевалом остаются только пушистые белые облака. Вновь приходится надеть солнечные очки и снять лишнюю кофту.
Вблизи от вершины дорога начинает теряться, раздваиваться и даже растраиваться, пытаемся срезать. Уже под самым перевалом лезем вверх по небольшому скальному участку, однако я беру левее и оказываюсь на сплошной живой сыпухе. Что по сравнению с сыпухой аквапарк?..
На верху обнаруживаем долгожданные ворота, тут же облепляем их, фотаемся, вскрываем последний подарок, который вручила Жене Алёна. Это оказался ананас. Пока группа кромсала фрукт, я обследовала ближайший пупырь, откуда прекрасно виден весь наш сегодняшний путь, а также ещё много чего интересного. Спустившись, отведала ананаса и присоединилась к группе. Каждый занимался, на что только был способен. Цирк-шапито отрабатывал номера, метатели кинжалов Стас и Женя забрасывали лужи ножами, Стасик бродил вокруг и фотал всех, Марина занималась акробатическими номерами, мы с Ульяной изображали воздушных гимнастов и левитировали над перевалом, Гена впал в транс и наблюдал за артистами, сидя на рюкзаке…
Сверху горки, по которым мы поднимались, выглядят как плюшевый ковёр, по которому проехали на велосипеде несколько раз в различных направлениях – серпантинная дорога исцарапала склон вдоль и поперёк… Только с высоты понимаешь глобальность проделанной кропотливыми кыргызами работы по созданию этой дороги.
Ананас был съеден, цирк показан, перевал взят – оставалось только спускаться к Исссык-Кулю. Да и холодать стало. Поэтому мы кинули прощальный взгляд на перевал, на долину по ту сторону похода и поспешили вниз. Плеер временно ушёл жить на шею к Марине, поэтому приходилось петь самой, точнее, тихо бурчать под нос запомнившиеся мотивы и слова. Получалось из рук вон плохо, но от бурчания под нос хорошего звучания и не требуется, поэтому без зазрения совести я продолжала коверкать знакомые песенки. Марина с головой ушла в мир музыки, удивительно, как она умудрялась не запинаться при этом… Когда начинала звучать какая-нибудь особенно красивая песенка, она хватала первого попавшегося человека и начинала отплясывать что-то невообразимое. А если учесть, что как правило ближайшим соседом, до которого можно дотянуться, была я… В общем, так мы и шли по серпантину вниз. Изредка срезали, но сгущающиеся сумерки неоднозначно намекали на то, что скоро это станет невозможным, по крайней мере, без жертв. Против жертв мы были однозначно против, и срезы остались в недалёком прошлом.
В 8 вечера мы с Мариной остановились, осмотрели относительно ровную площадку, скинули с плеч рюкзаки и произнесли повелительно «здесь быть стоянке». Дождавшись остальных на обочине дороги, проводили их до выбранного места и помчались за водой. Спуск к воде крутой, камни с песком ненадёжная опора для подуставших ног… Но на то мы и ловкие циркачи, чтобы сунуть в пакет несколько пластиковых бутылок, схватить в руки котелки и в зубы – зубные щётки и кубарем летать с этого обрывчика. Последняя ночёвка в этом походе должна быть особенной, и если сама по себе она ничем не примечательна, то пусть хотя бы до воды без экстрима нельзя будет добраться…
За ужином нас вновь развлекала Марина. Поглощая горячий кисель, мы созерцали танцы в её исполнение, жаль только, что не было слышно музыки из плеера, который она до сих пор не вынимала из ушей… Время от времени кто-нибудь из нас обращался к Марине с различными просьбами или пожеланиями, но с таким же успехом можно было попросить речку шуметь потише или ветер дуть слабее и в строго отведённые для этого часы.
Потом беседа плавно перешла на более глубокие философские темы, и продолжалась бы бесконечно, если бы кто-то из нас случайно не взглянул на часы, не ахнул, не подпрыгнул и не поведал остальным о своем удивительном открытии.




День 6й. 24.08.07


Как отвратительно в палатке по утрам… Но пост дежурного на сегодня наш с Мариной, и надо с этим что-то делать. Посовещавшись вполголоса, мы решили, что логичнее с этим делать завтрак.
Умывшись и пройдя опять долгий путь к реке за водой, мы принялись осуществлять задуманное, то есть варить кукурузную кашу. Когда в котелке появились первые пузырьки, из соседней платки вылез Женя, а за ним и отчаянно зевающий Стас Хегай. Марину снова поглотил мир музыки, поэтому мы с кашей остались под тентом одни. Каша капризничала и норовила выплеснуться из котла, но ряд предупредительных действий успокоил её.
Завтрак был готов, однако Ульяна, Гена и Стасик не желали высовываться в открытое пространство. Каша уже трижды возвращалась на горелку, чай дважды испытывал на себе процесс кипения… В результате ели мы всё-таки холодную кашу. В честь последнего дня похода Ульяна расщедрилась и отдала на съедение весь запас ириса, котрый Стас называл «сладким сахаром».
Солнце уже вовсю грело Кыргызскую землю, пора было двигаться к Иссык-Кулю, где нас наверняка ждали яблоки, вода, арбузы, урюк, кактусы и доброжелательные кыргызы, предлагающие снять комнату в своём доме… Двигаться опять нужно было по дороге, около 25 километров до озера, а затем как-нибудь до посёлка Чолпон-Ата. Определившись с целью, всё-таки пошли. Через некоторое время нас догнала колонна внедорожников. Я шла впереди, и поэтому не была в курсе событий, происходящих сзади. Первая машина поравнялась со мной, водитель высунулся, поздоровался, поинтересовался, куда это я бегу, предложил бежать к ним в пансионат, за сим раскланялся и уехал. За ним вся колонна. Я иду дальше, дорога делает замысловантый крутой поворот, и тут я вижу впереди радостную Марину без рюкзака. То, что тут замешаны проехавшие мимо внедорожники, было понятно сразу. Неожиданностью стало лишь то, что на них уехали два участника – Гена и Стасик. Так же опрос показал, что Марина и Ульяна вручили беглецам свои рюкзаки и продолжили путь к озеру без поклажи. Стас Хегай и Женя Хон остались верны себе и от предложения прокатиться до трассы отказались.
Разделившись на две группы, некоторое время шли со средней скоростью по твёрдой укатанной дороге. Когда серпантин закончился, нас с Мариной догнала Ульяна, и втроём мы преодолели последние бесконечные 8 километров. Дорога перед озером практически прямая, и ступая по ней, не замечаешь приближения пересечения с трассой… Сбив ноги и заработав напоследок несколько мозолей, выбираемся к трассе и встречаем спящих на рюкзаках Гену со Стасом. Ругаться не хочется, но для этого надо помолчать, поэтому на приветствия отвечала только Ульяна… Немного передохнув и переодевшись, идём с ней до ближайшего магазина за чем-нибудь вкусным, приносим ведро спелых слив и две бутылки газировки, тут же выпиваем половину. Вот оно, счастье.
Дожидаемся Женю со Стасом, растягиваем на дороге финишную ленточку из строп, поздравляем с победой и продолжаем пир, а потом собираемся и идём стопить машину до Чолпон-Аты. Успехом это предприятие не увенчалось, под конец мы уже делали отчаянные попытки остановить гружёные фуры и камазы… В итоге все вместе загрузились в такси и благополучно добрались до места назначения.


Стоя у автовокзала в ожидании решения инициативной части группы по поводу съёма комнаты на ближайшие полтора дня, мы смотрели на горы. Они стали совсем родными, и не хотелось думать о том, что где-то их может не быть. Но очень скоро некоторым из нас предстояло вернуться как раз туда, где их никогда и не было…
Кто-то окликнул меня. Лицо приняло осмысленное выражение, я что-то ответила и вздохнула, неожиданно легко и глубоко. Горы на то и нужны, чтобы к ним возвращаться.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Казахстан
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 1 горн
Опубликовала Татьяна Емелина